Яна против лестницы

Паралимпийскую чемпионку в Самаре хотят обследовать и лечить с помощью кушетки и стола

 869

Автор: Максим Фёдоров

Весной инвалид-колясочник Яна Костина привезла в Самару серебряные медали чемпионата России по плаванию. Той же весной отделение, где она проходит медосмотр перед каждым соревнованием, перенесли в подвал обычной поликлиники. Яна рассказала об этом в соцсетях, и началась история, в которую попали спикер губдумы, его сын, телевизионщики с «Губернии» и заведующий поликлиникой.

Максим Федоров проследил за этой историей и разобрался, как в Самаре на самом деле относятся к чемпионам с ограниченными возможностями. 

При смене престола

У Яны первая группа инвалидности – самая тяжелая, дальше некуда. В 2006 году она выучилась в колледже на программиста и не нашла работу. В самарском центре занятости ей не помогли. Тогда Яна начала ходить в бассейн, потому что только в воде она чувствует себя живой.

В 2009 году Яна выиграла чемпионат России по плаванию среди спортсменов с поражением опорно-двигательного аппарата. Перед сочинской олимпиадой Яна попала в основной состав паралимпийской сборной. С тех пор она привозит медали со всех чемпионатов, в которых участвует.

Перед каждым соревнованием Яна проходит медосмотр в центре спортивной медицины. В Самаре альтернатив этому нет: без обследования здесь чемпионку не допустят к тренировкам.

Весной этого года центр спортивной медицины перенесли из больницы Середавина в подвал областной клинической больницы №2. На своей страничке в фейсбуке 10 октября Яна пожаловалась, что самарские паралимпийцы теперь не могут попасть на медосмотр: уж очень крутая лестница, а обследование нужно проходить минимум два раза в год.

— Внутри здания – узкие лабиринты, инвалидная коляска не развернётся, а пол такой, что ноги сломать можно. Окна только два, и те лишь наполовину смотрят на улицу. Двери узкие, коляска не проходит. 

Безымянный

До 15 октября пост висел без внимания, пока новостные порталы в Самаре не подхватили его как легкий инфоповод. В день, когда я опубликовал заметку о Яне в ДГ, стало известно, что ректор СамГМУ Геннадий Котельников пересядет в кресло спикера губдумы. Фамилия Котельников пинбольным шариком стучала мне по мозгам, пока следующим утром я не увидел ее снова, но уже с другим именем.

Главврач областной больницы №2 Михаил Котельников отреагировал на заметку ДГ о Яне в твиттере. Он написал, что спортсменов-инвалидов действительно принимают в подвале, для колясочников есть кабинет на первом этаже поликлиники. И в скобочках подписал: «там есть пандус». Михаил Котельников — сын Геннадия Котельникова.

1

Под твитом Котельникова-младшего Яна попросила вернуть паралимпийцам отделение, а не приглашать их в кабинет поликлиники. «Я хочу, как все нормальные люди, попадать в отделение, как я это могла делать раньше, а не в отдельный кабинет, где только кушетка и стол, больше никакого оснащения нет», — написала она главврачу. Котельников-младший не ответил.

ТВ-ответ

За него это сделали телевизионщики. Вечером 17 октября на «Губернии» вышла программа про самарский центр спортивной медицины. В начале сюжета ведущая Алена Алешина пообещала: съемочная группа во всем разберется. В кадре — узкий коридор, лестница без пандуса. Закадровый голос перечисляет неудобства, но, ссылаясь на руководство больницы, делает вывод, что на первом этаже все-таки «есть все условия для таких пациентов».

В кадре завотделением спортивной медицины Ольга Селиверстова показывает кабинет и рассказывает об удобствах:

— Здесь есть возможность развернутьсяЕсть кушетка. Есть возможность приглашения бригады врачей. Есть возможность оформления документов. Есть возможность записи электрокардиограммы. Это максимально удобный формат для спортсменов с ограниченными возможностями здоровья.

В тот день вместе с «Губернией» в этом кабинете была Яна Костина. Она не разбиралась, а испытала качество обслуживания на себе. Одновременно с выходом сюжета на «Губернии» я получаю сообщение от Яны «ВКонтакте».

В Середавина мне по два раза назначали лечение. Я проходила массаж, ЛФК, уколы, гидромассаж, ванны, физио. В Середавина еще можно было получить реабилитацию. А в этом кабинете нет ничего, кроме кушетки. У меня такая форма, что врач не сможет без кресла посмотреть. Если брать кровь, то в процедурной, а ее в кабинете нет. УЗИ там тоже нет. Для офтальмолога букв нет.

За день до меня на обследование приезжали инвалиды-колясочники, которые занимаются в секции по стрельбе в спортивной школе №5. Они тоже мучились с лестницей, не могли спуститься. Эти спортсмены специально ехали в Самару из Новокуйбышевска. Ведь отделение рассчитано на всю область. 

Я спросил о качестве обслуживания в этом кабинете у Альбины Петрукович — мастера спорта, которая тренируется в областной федерации параспортивного плавания. Она тоже перед каждым соревнованием проходит медосмотр в центре спортивной медицины.

— Считаю, что в Середавина качество обследования было выше. По поводу лестницы – это конечно неудобно, но я не колясочник, поэтому на мне это не сказывается. Думаю, что на время обследования можно выделять волонтеров, чтобы они помогали спускаться и подниматься.

Помещения абсолютное нормальные. Я думаю, что все проблемы решаемы. Ничего критичного в этой ситуации нет.

Дети вместо инвалидов

В субботу, 20 октября, я поехал в больницу Середавина, чтобы посмотреть, где раньше был центр спортивной медицины для инвалидов. По словам Яны, отделение работало на третьем этаже в самом дальнем корпусе, где детская поликлиника.

На месте я не особо сориентировался, поэтому спросил дорогу у женщины с коляской. Она указала на маленькое здание с длинным металлическим пандусом на крыльце.

На входе пожилая женщина в форме охранника отказалась пускать меня на третий этаж. Она сказала: «Идите в кассу», — и направила руку к маленькому окошку в темноте коридора. «Центр спортивной медицины переехал на Чапаевскую, 165 [адрес областной клинической больницы №2 — прим. авт.]. Теперь на третьем этаже кафедра детских болезней», — объяснила мне девушка через окошко. На третий этаж меня так и не пустили.

MG_2695-1180x787

Когда я вышел из поликлиники, женщина, которая указала мне дорогу, перетаскивала коляску с ребенком через высокий, разбитый поребрик.

Я написал Яне о кафедре. «Я так и думала», — ответила она. «Но ведь теперь целое отделение для детей», — продолжил переписку я. «Это так. Но отдельный центр спортивной медицины мы ждали десять лет. За это время могли здание построить», — написала Яна.

Историю жизни и борьбы чемпионки по плаванию среди инвалидов Яны Костиной можно почитать здесь.

Автор фото — Анар Мовсумов

Следите за нашими публикациями в Telegram на канале «Другой город»ВКонтакте и Facebook