«Дальше просто смерть, причем мучительная»

Самарский фермер объявил минздраву бойкот, от которого может умереть

 1 378

Автор: Максим Фёдоров

У фермера Виталия Ковригина почечная недостаточность. Четыре года он ездит из Кинель-Черкасского района в Самару на гемодиализ. Четыре года областной минздрав обещает открыть гемодиализный центр в Отрадном, но его до сих пор нет. Виталий больше не может терпеть. Он объявил бойкот — в пятницу Ковригин сделает последнюю процедуру. Без диализа он проживет недолго — в среднем без этой процедуры больные живут около недели.

Максим Федоров пообщался с фермером и узнал, почему он решил пойти на такой шаг. 

«Можно умереть по дороге»

Почки Виталия Ковригина не работают и не очищают кровь, поэтому для него гемодиализ — жизненно необходимая процедура. Он проходит ее трижды в неделю, каждый раз она занимает четыре часа.

В Самарской области много гемодиализных центров. Но все они находятся в городах: Тольятти, Самара, Новокуйбышевск. Тех, кто живет в городе и посещает гемодиализные центры, возит социальное такси. Сельским жителям, которые ездят на процедуру, оплачивают бензин, замену масла и всех деталей автомобиля.

— Да, нам, гемодиализным, оплачивают ГСМ. Правда с годами сумма не индексируется, — рассказывает Виталий. — Но это не страшно. Главная проблема — если по дороге на процедуру моя машина сломается, уехать на автобусе не получится, «скорая» меня тоже не повезет. Значит, я умру. 

Допустим, я доехал и не сломался. На процедуре четыре часа промывают кровь. После этого нужно сесть за руль и два часа везти машину домой. На процедуры надо ездить через день.

Несколько раз Виталий Ковригин предлагал областному министерству соцдемографии: он может отказаться от компенсации за ГСМ, если на процедуры его тоже будет возить социальное такси. Ему ответили, что это решение может принять глава района. Виталий обратился в соцслужбу Кинель-Черкасского района – там заявили, что этим должны заниматься областные власти.

— Не я один так езжу. Много больных в Похвистнево. Старики забиваются в такси (не социальное) и едут в гемодиализный центр. А в Отрадном, по соседству, такой центр должны были открыть еще несколько лет назад. Но все время оттягивают, — вспоминает Ковригин.

«Минздрав обещает пять лет»

Сообщение о том, что Отрадный вошел четверку городов, где «начнут работу филиалы областного центра гемодиализа», висит на сайте администрации с 2015 года. Там написано, что помещение под отрадненский филиал уже подготовили, «медицинские кадры Отрадного обучены».

Гемодиализный центр должны были открыть за счет государственно-частного партнерства: городская больница сдавала бы инвестору площадь, а врачи работали бы на аппаратуре частного партнера.

Главным в гемодиализном центре Отрадного должен был стать Андрей Шерстнев — врач отделения хронического гемодиализа в больнице Середавина.

— Месяц назад общался с Шерстневым. Сначала мы разговаривали по телефону: обещал, что скоро откроют, и не нужно будет ездить в Самару. А потом он перестал брать трубку. И мне пришла смс: написал, что в отпуске, не может говорить, и возникли проблемы с инвестором, — пересказывает недавние события Ковригин.

В городской отрадненской больнице Виталию ответили то же самое: открытие центра откладывается на неопределенный срок, областной минздрав ищет нового инвестора.

Переехать в Самару нереально, — объясняет Виталий. — У меня большая семья: трое детей, и жена ждет четвертого. Здесь у меня ферма, собственное хозяйство. Плюс — в городе никто не даст квартиру многодетной семье.

«Буду вести прямые эфиры о смерти»

Через несколько дней после ответа из отрадненской больницы в фейсбуке Ковригина появился пост с хештегом #минздрав. Фермер предупреждает, что откажется от гемодиализа, пока чиновники не выйдут на связь:

— Я не буду ездить на процедуры, пока с министерства здравоохранения Самарской области со мной не выйдут на связь и не ответят на все мои вопросы, пока виновные не понесут наказание. Я хочу справедливости, я борюсь не за себя, я борюсь за всех тех, кто так же, как и я, страдает почечной недостаточностью и вынужден через день посещать аппарат искусственной почки.

Сам Ковригин уверен, что проживет без процедур недолго — максимум неделю.

— Если не ответят, буду вести прямые эфиры о том, что со мной происходит без процедур.

Подробнее узнать о жизни и борьбе за нее самарского фермера Виталия Ковригина можно в нашем материале.

Фото обложки отсюда

Следите за нашими публикациями в Telegram на канале «Другой город»ВКонтакте и Facebook