ТРЕТИЙ ВСАДНИК

Лекция Юлии Аншаковой о голоде в Поволжье: как умирали и как выживали в Самарской губернии

 1 506

Автор: Ксения Лампова

Пик голода в Поволжье пришёлся на осень 1921 года, и в этом году исполнится 95 лет с момента трагических событий, захлестнувших страну во время гражданской войны. Журналист ДГ посетил лекцию Юлии Аншаковой, кандидата исторических наук и преподавателя ВУЗа. В Музее модерна она рассказала о том, к чему могли привести трагические события, и объяснила, как при почти полном отсутствии дипломатических отношений с западными странами удалось организовать помощь голодающим.


Несколько фактов непосредственно о голоде

На самом деле голод 1920-х годов охватил территорию примерно 30 губерний, республик и автономных областей Советской России. Название «Голод в Поволжье» — радикальное преуменьшение его истинных масштабов. Привычные даты 1921-1922 годы отражают только пик голода, который на самом деле начался осенью 1920 года и закончился с урожаем 1923-го (в некоторых регионах даже позднее). По оценкам демографов, жертвами голода от недоедания и сопутствующих болезней (холера, тиф, цинга, оспа, малярия) стали 5 миллионов человек. Среди наиболее пострадавших была и Самарская губерния.

В 1921-м средний годовой урожай составил примерно 1 пуд 12 фунтов на человека при потребительской норме 1,5 пуда в месяц, то есть 18 пудов в год. 9 пудов считалось голодной нормой, но власть понизила норматив до 6. В некоторых регионах губернии урожая не было совсем, в остальных был так скуден, что его съели ещё в августе. С началом осени 1921 года пришёл массовый голод. Численность голодающих в марте 1922-го превысила 90% от общей численности населения. В некоторых губерниях число приближалось к 100%.

Муку делали из всего, что было хотя бы похоже на настоящую пищу: из лебеды, солянки холмовой, смородины, липовых листьев. Осенью, когда все приемлемые суррогаты закончились, в пищу стали употреблять муку из опилок, древесную кору, глину, ил, вываренную кожу, навоз, солому, сусликов, кошек, собак и падаль.

Зимой многочисленными стали случаи трупоедства. У людей не было сил хоронить погибших, в лучшем случае трупы сбрасывались в коллективную могилу. Известно, что летом и в начале осени люди сами выкапывали себе могилы, зная, что к зиме на это не останется сил.

0_10d32a_d50eef30_orig

Об иностранных организациях, оказывающих помощь голодающим

Организации, помогающие голодающим, возникли летом 1921 года. В июле Максим Горький по просьбе советского правительства, которое не могло отправить иностранцам сообщение напрямую, написал обращение «Ко всем честным людям». Оно призывало к помощи в трагедии, которую переживала Россия. Обращение опубликовали в зарубежной прессе, в том числе в Норвегии, где оно попало к Фритьофу Нансену. В ответной телеграмме Нансен написал Горькому, что масштабы голода таковы, что помочь в беде смогут только американцы – только они имели достаточное количество ресурсов для этого. Он посодействовал тому, чтобы между Горьким и Гербертом Гувером (председатель Американской администрации помощи (АРА) завязалась переписка. В результате уже 20 августа 1921 года был заключён договор между советским правительством и американской администрацией помощи. Американцы обязались кормить 1 миллион детей в течение года. Впоследствии они кормили 10,5 миллиона человек всех возрастов, работали в России вплоть до лета 1923 года.

0_10d337_d14ac6e0_orig

Тем временем Фритьоф Нансен выступил с обращением на конференции в Женеве, где присутствовали делегации Красного Креста стран Европы. 27 августа ассоциация стран Европы также заключила договор на оказание гуманитарной помощи с советской властью. Осенью к АРА и Красному Кресту присоединились американские и британские квакеры. Условия были следующими: иностранные благотворительные организации везли груз до границ России, перевозки же внутри страны, а также обеспечение работы (офисы, накладные работы) осуществлялись за счёт советской стороны.

Как работали иностранные организации в Самарской губернии

Одной из первых начала работу Американская администрация помощи. Изначально планировалось кормить 200 тысяч детей. Несколько сотрудников, включая Уильяма Шафрота, отправились в поездку по Среднему Поволжью, дабы изучить ситуацию изнутри. То, что они увидели, превзошло самые худшие ожидания. Поезда с грузами шли из Москвы неделями и месяцами, часть грузов разворовывалась по пути. Детские дома и приёмники были забиты голодными грязными детьми. После ветеран благотворительной помощи Уильям Шафрот писал, что ничто не сравнится с тем, что он видел в Самарской губернии.

26375_900 (1)

Америка выделила 20 миллионов долларов в помощь голодающим. 30 сентября в Самаре заработала первая столовая АРА на 200 детей. В начале декабря удалось выйти на запланированную изначально цифру в 200 тысяч человек. 13 марта начали питание взрослые.

Работа в сельской местности осуществлялась так: сотрудники АРА формировали комитет из местных жителей, последние отбирали наиболее оголодавших детей и контролировали работу столовой, где дети получали ежедневно горячее питание (600 ккал): кашу на молоке, булочку и какао. По договору это питание было дополнением к тому, которое обязалась поставлять советская власть, но, исходя из ресурсов, оно было основным. Взрослым выдавали сухой паёк (кукуруза) на месяц вперёд, чтобы те не отвлекались от посевных работ.

Осенью 1921 года 70% тягового скота подохло. Перевозки грузов по Самаре осуществлялись на верблюдах, так как они были более выносливы. АРА постепенно увеличивала количество питающихся, в июле и августе они кормили более миллиона жителей нашей губернии. Помимо продовольственной оказывалась медицинская помощь: поставлялись медикаменты, мыло, которое было в страшном дефиците, оборудование для больниц. Проводилась прививочная кампания от тифа и оспы. Была открыта стационарная баня в районе ж/д вокзала – в ней мог помыться любой житель города.

0_10d33b_89a02cde_orig

Ещё одна организация, работавшая в Самаре, – миссия квакеров. Территориально квакеры располагались в Бузулукском уезде, считавшимся одним из эпицентров голода. В декабре 1921 года они кормили 35 тысяч человек, в марте — 85 тысяч. По калорийности их пайки достигали 925 ккал детям, 1850 ккал — больным детям, 2075 ккал — больным взрослым. Квакеры особенно активно работали на местах, в то время как сотрудники АРА сидели в Самаре и выезжали на места с комиссиями. Основной акцент квакеры делали на производственной помощи, выделяя большое количество пайков на общественные работы. В села поставлялись тракторы, лошади, создавались ремесленные мастерские для взрослых, открывались вечерние школы грамоты. Помощь не давали просто так, во избежание иждивения. Что примечательно, в работе с населением квакеры никоим образом не затрагивали вопросы веры и религии и не вели пропагандистскую деятельность.

В ноябре 1921 года в Самару приехали члены миссии шведского Красного Креста. Во главе её стоял Эрик Экстранд. Значительное количество средств выделил принц Карл, который был главой шведского Красного Креста. На первое время шведы выбрали 4 волости, прилежащие к Самаре. 28 декабря была открыта первая шведская столовая в селе Воскресенское, к концу января 1922 года они кормили 18 тысяч детей и взрослых. К весне были получены семена пшеницы, овса и просо, которыми были засеяны 15 полей в волостях Самарской губернии. Для беспризорных детей было открыто несколько приютов.

Первые урожаи в Поволжье взошли летом 1923 года, тогда же подошли к концу миссии иностранных организаций, которые в течение нескольких лет оказывали гуманитарную помощь от Украины до Челябинска.

Почитать воспоминания оставшихся в живых очевидцев голода в Поволжье можно здесь.

Иллюстрации позаимствованы из фотоблога Вадима Кондратьева