БЫТЬ ИЛИ НЕ БЫТЬ?

Вопросы профессора Виталия Лехциера о том, что ждёт гуманитариев СамГУ после объединения

 1 098

Автор: Антон Черепок

Ситуация с объединением СамГУ и СГАУ стала хедлайнером самарских новостей. Противники собирают митинги, выставляют пикеты и устраивают флешмобы, чтобы защитить родной университет. Сторонники объединения во главе с губернатором области делают ставку на то, что объединенный университет сможет занять высокое место в международных рейтингах и тем самым повысить свой авторитет и привлечь больше федеральных средств. 

Пресс-служба СамГУ указывает на то, что оба вуза, СамГУ и СГАУ, уже занимают высокие позиции в рейтингах, и приводят в пример и рейтинг QS University Rankings: BRICS (Лучшие вузы стран БРИКС), где оба самарских вуза заняли позиции в списке «от 151 до 200″. 

Из отечественных новых университетов, возникших путем слияния, в рейтинге топ-100 оказался Уральский федеральный университет, занявший 77-е место.

Чтобы разобраться в ситуации, профессор СамГУ, доктор философских наук Виталий Лехциер задал вопросы коллегам из Уральского федерального университета, какие изменения произошли в их работе после объединения Уральского политехнического и государственного университетов.

— После образования УрФУ были ли увеличены зарплаты профессорско-преподавательскому составу, входившему ранее в классический университет?

— Стали выплачивать надбавки за «скопусовские» публикации. Средняя зарплата профессора 30-40 тыс. Если у ученого выходит что-то, подпадающее под надбавку, выплачивается сумма в размере 80-100 тыс. руб. (разово). Кое-кто из продуктивных ученых работает еще на 1,5 ставки плюс гранты. Зарплаты «грязные» в этом случае – около 65-70 тыс. Очень много четверть- и т.д. ставочников, зарплаты которых составляют 4 — 6-8 тыс. руб. в месяц. Для многих это единственный источник дохода.

— Кто стал ректором УрФУ в момент его образования? Представитель Уральского государственный технического университета или какая-то нейтральная фигура?

— Ректором стал премьер правительства Свердловской области (когда губернатор-долгожитель вынужден был уйти).

— Как чувствуют себя гуманитарии в УрФУ? Как и до объединения или хуже? В чем это выражается?

— Гуманитарии чувствуют себя хуже. Их деятельность оценивается по технократическим меркам: ожидается, что они будут привлекать внешние средства в виде грантов и т.д. Их давно и жестко сокращают. На солидарных кафедрах все люди уходят на 75% ставки, чтобы никого не сократили (руководители институтов, у которых часто по два-три поста, часто «сдают» свои коллективы в интересах дипломатии и сохранения собственных позиций).

Из хорошего – возможность с домашнего компьютера входить в журнальные базы, иногда поездки.

— Сейчас государство финансирует УрФУ как-то особенно или как обычные вузы?

— УрФУ вошел в программу 15/100 (повышения конкурентоспособности, под которую он получал очень серьезные средства, крайне неравномерно распределявшиеся).

Теперь объявлено, что УрФУ должен стать научно-исследовательским университетом (это единственный шанс получить от государства еще средства «на развитие»), отсюда – чудовищная цифра сокращений.

— Начались ли сокращения и кого они прежде всего касаются? И принципы этого сокращения?

— Сокращения идут давно, как правило, авторитарно. Нередко деканы и заведующие кафедрами не встречают сопротивления. В тех случаях, когда встречают, отступают. В некоторых институтах этой осенью были утверждены прозрачные критерии «состоятельности» преподавателей, все это подсчитывалось в баллах, и обстановку нормализовало до некоторой степени.

Теперь идет речь о том, чтобы отделить овнов от козлищ среди преподавателей: кого-то сделать профессорами-исследователями, кого-то лишь тьюторами, и всех перевести на «эффективный контракт» с очень жесткими показателями либо публикаций, либо голосовой нагрузки. но есть подозрение, что в итоге будет комбинация того и другого.


Виталий Лехциер предлагает задуматься коллегам из СамГУ над такими феноменами, как «солидарные кафедры», где преподаватели сокращают свои ставки, чтобы сохранить всех, и «жесткие показатели», что, по мнению профессора, в принципе хорошо, если они прозрачны.

Озабоченность вызывают сокращения, особенно гуманитариев, скандалы в связи с этим и этические коллизии.

Как предполагает Виталий Лехциер, в новом объединенном вузе ситуация может оказаться даже хуже, чем в Уральском университете, по нескольким причинам:

а) денег сейчас меньше;

б) ректор из Аэрокоса, а не внешняя фигура;

с) СамГУ в целом гуманитарно слабее, чем был УрГУ.

На фоне протестных пикетов и митинга против объединения самарских вузов,новости из Екатеринбурга еще больше подвергают сомнению своевременность и мотивацию сторонников создания нового объединенного вуза:

«29 июня студенты и преподаватели Уральского федерального университета вышли на митинг против сокращений. Как прокомментировал изданию nakanune.ru преподаватель УрФУ Дмитрий Трынов, «парадоксален тот факт, что массовое сокращение, объявленное администрацией УрФУ, якобы совершается «во благо», ведь «цель — попадание в рейтинги «ведущих университетов мира»! В планах на сокращение и перевод на худшие условия труда около 700 ставок профессорско-преподавательского состава, что по нашим расчетам коснется около 1 тыс. преподавателей».

В конфликт пришлось вмешаться депутату Государственной думы Владимиру Бурматову, который, несмотря на заверения ректора УрФУ Кокшарова, решил проконтролировать обещание последнего не допустить сокращения профессорско-преподавательского состава.