В навозе никто не ищет

Как в Самаре попадают в трудовое рабство

 1 236

Автор: Евгения Новикова

Если ваш знакомый зовет вас работать в теплицу или на плантацию за очень хорошие деньги — не соглашайтесь, пока не прочитаете этот текст. Вполне возможно, вам предлагают стать рабом.

Евгения Новикова узнала, кто и как в Самаре оказывается в рабстве и как оттуда можно выбраться.

Забрали из ада

В июле этого года активисты общественного движения против рабства «Альтернатива» помогли супругам Олегу и Оксане Бормотовым и их другу Александру сбежать из трудового рабства на ферме в Самарской области. К счастью, они пробыли там не дольше месяца.

4RELBFz9O54
Слева направо: Оксана, Александр и Олег. Фото сайта protivrabstva.ru

По словам Олега, о возможности заработать рассказал его знакомый Денис. За труд на животноводческой ферме в селе Владимировке обещали заплатить 100 тысяч рублей. Уже на месте стало известно, что ферма принадлежит азербайджанской семье из 8-10 человек.

Когда новые рабочие прибыли, им дали общий аванс — пять тысяч рублей — и под конвоем отправили в продуктовый магазин. Трудовой договор заключать не стали.

Из-за тяжелой работы и скудной кормежки Александр, Олег и Оксана решили уехать уже через неделю, но вечером 10 человек, племянники хозяина Сабира и их друзья, избили мужчин, отняли у всех телефоны и оставшиеся три тысячи рублей.

- На следующий день они вызвали к себе и угрожали: если попытаетесь уйти, мы вас поймаем, прирежем и в навоз выкинем, никто искать не будет, — рассказал Олег.

Паспорт был только у Олега, он его спрятал. На следующий день он попросил телефон у других рабочих фермы и рассказал обо всем матери и сестре. Они написали заявление в полицию и следственный комитет, но никто на это не отреагировал. Через две недели родственники Бормотовых обратились в «Альтернативу».

Позже телефоны ребятам вернули, но контролировали их звонки, поэтому активист «Альтернативы» Алексей Никитин конспирировался: не звонил первым, посылал смс, ждал отзвона. Им удалось договориться о времени побега. В два часа ночи, когда хозяева спали, рабочие смогли выбежать из дома через задний вход и в условленном месте сесть в такси.

После этой истории Олег и Оксана забрали у сестры свою девятилетнюю дочку и уехали из Самары.

- Спасибо, что забрали из этого ада, — сказал Никитину Олег.

Побег с плантации

В январе в трудовое рабство в селе Спасском попала уроженка Узбекистана Нозима Курбонова. Началось с того, что ее знакомая Шоира рассказала про работу в теплицах, за которую платят якобы 250 долларов в месяц. Курбонова согласилась — ей хотелось заработать на свой участок земли, чтобы они с мужем могли жить отдельно от его родственников.

Когда Нозима приехала в Россию, Шоира забрала у нее паспорт и отдала владельцу поля Сергею — оказалось, что знакомая занималась вербовкой соотечественников. Нозима пять месяцев работала за еду, жила в одноэтажном фанерном бараке посреди полей вместе с другими рабочими. А Шоира угрожала.

- Когда она выпивала, то начинала понтоваться, вести себя неподобающе. Говорила, сколько бы я ни работала, она не заплатит, и никто мне не поможет, — рассказала Нозима.

Нозиму тот же волонтер Алексей Никитин тоже забрал сам — нашел по геоданным через мобильного оператора.

Денег женщине не заплатили. Она написала заявление в полицию, но правоохранители даже не выехали на место.

Бараки в поле под Самарой. В котле - еда для 34 человек
Бараки в поле под Самарой. В котле — еда для 34 человек

Спасли, и ладно

В этом году Никитин приезжал из Москвы в Самару три раза — в регионе волонтеров «Альтернативы» пока нет. Кроме Бормотовых и Нозимы, Алексей помог еще нескольким узбекам. Правда, освобождать их не пришлось — люди сами убежали от хозяев. Но в «Альтернативе» им помогли восстановить документы и вернуться домой.

Сделать больше пока не удается: далеко не все пострадавшие хотят писать заявления в полицию, а полицейским сложно что-либо доказать — бывшие рабы дают одни показания, «работодатели» — другие. А кроме показаний, в делах больше ничего и нет.

- Пострадавшие не горят желанием писать заявления не только из страха, но и от общей инфантильности. Спасли, и ладно. А у нас, к сожалению, пока не хватает волонтерских и юридических ресурсов, чтобы как-то постоянно вести своих подопечных, — говорит Алексей.

В целом, по мнению Никитина, Самарская область — это транзитный пункт для мигрантов на пути из Средней Азии в Москву. Некоторые оседают здесь для работы в сфере сельского хозяйства, за маленькие деньги и в ужасных условиях: они живут в хибарах прямо на полях. Прошлой осенью «Альтернатива» начала сотрудничать с некоторыми узбекистанскими организациями по борьбе с рабством — теперь они присылают «кейсы» по соотечественникам, попавшим в беду.

Прокололся на кукурузе

Несмотря на специфику преступлений, редко, но все же правоохранителям удается отправить в тюрьму рабовладельцев. В прошлом году суд приговорил к 4,5 годам колонии жителя села Колыбеловка, многодетного отца Алексея Кошмана.

Самарские следователи установили, что у Кошмана было подсобное хозяйство и участок земли 1,5 гектара. Почти пять лет назад он пригласил к себе знакомого из Северной Осетии, пообещав жилье, питание и помощь в поиске хорошей работы. Но когда гость приехал, Кошман забрал у него паспорт и удерживал в неволе, периодически избивая монтировкой или палкой. Потом цепью приковывал к трубе.

Фото Виктории Марковой, "МК в Самаре"
Фото Виктории Марковой, «МК в Самаре»

В то же время Кошман обворовывал поля — у одной компании он украл кукурузу на 10 тысяч рублей.

В этом году сотрудники ФСБ по Самарской области передали следственному комитету информацию о другом «предпринимателе». По данным службы, он шесть лет с помощью угроз удерживал двух человек в доме родственника, в поселке Вертяевка Кинельского района. Они бесплатно работали на разных стройках в регионе. Сейчас следственный комитет проверяет эти данные.

Для справки: по версии Госдепа США, в борьбе с эксплуатацией людей наша страна отстает. А фонд Walk Free Foundation этим летом насчитал в России около 800 тысяч рабов.

Фото обложки Алексея Никитина

Следите за нашими публикациями в Telegram на канале «Другой город»ВКонтакте и Facebook