ЖИЗНЬ НА КОСТЯХ

8 загробных мест Самары: чьи дома стоят на старых могилах

 16 998

Автор: Редакция

ДГ решил рассказать о том, какие жилые дома, учреждения и другие объекты Самары стоят буквально на костях. 

1. Дом архитектора

38175503

Иллюстрация: археологи расчищают склепы на современной территории Иверского монастыря. Фото автора

На месте, где сейчас стоит Дом архитектора и соседствующие с ним многоэтажки 1970-х годов постройки, до 1930-х находилось крупное кладбище — Верхний некрополь Иверского монастыря. И если Нижний монастырский некрополь, располагавшийся на современной территории Иверского, известен среди жителей Самары (о нём сейчас напоминает только надгробный камень Алабиных и ещё несколько памятных, найденных археологами в 2006 году), то о Верхнем не напоминает ничего.

Оба некрополя были уничтожены в 1930-е после закрытия монастыря. Один из склепов кладбища даже умудрились приспособить под выгребную яма туалета для жителей ныне расселённого Рабочего посёлка. А игравшие здесь дети до 1990-х годов находили в земле человеческие кости.

Во второй половине XIX столетия кладбище при Иверском монастыре было самым престижным в Самаре. Недаром именно здесь был похоронен легендарный городской глава Пётр Алабин. Кстати говоря, памятник Алабину пережил уничтожение кладбища по чисто бытовым причинам. По воспоминаниям местного жителя, его не дали снести жившие здесь женщины, которые использовали его для привязывания бельевых верёвок.

Трудно сказать, каким именно образом сказывается бывшее кладбище на духе места. Но бесконечные, обычно не приводящие ни к чему дебаты в Доме архитектора об историческом наследии Самары гармонируют с печальной историей варварского уничтожения кладбища на улице, которая теперь называется Вилоновской.

2. Общежития и клиники медуниверситета на Гагарина

18567ff1-b812-4be0-86bf-014edce61c1b

Иллюстрация: одна из границ кладбища проходила ровно по улице Гагарина. Фото отсюда

В 1920-е годы между улицами Гагарина, Карла Маркса и Революционной находилось достаточно большое кладбище. Оно всего в два раза уступало по размеру нынешнему городскому на улице Партизанской.

О старом кладбище здесь не напоминает сейчас ровным счётом ничего. Впрочем, на это можно посмотреть философски. Здесь земля, некогда принадлежавшая мёртвым, отдана для исцеления живых. Почти как пишут на дверях анатомичек: «Hic locus ubi mortui docent vivos» («Здесь мёртвые учат живых»).

Кстати говоря, это далеко не единственное самарское медицинское учреждение, которое стоит на старом кладбище. Даже Министерство здравоохранения на Ленинской возле Покровского кафедрального собора стоит на костях (см. ниже).

3. Крутые Ключи

d180c7035a860ec6140ac82ce27a266d

Иллюстрация: картина «Переход древних мадьяр через Карпаты»

Во время строительства Крутых Ключей было разрушено не менее четырёх погребений древних венгров. В 2010 году дети из прилегавших к стройке районов принесли в музей им. Алабина предметы, которые обычно встречаются в могилах древних мадьяр. Коллекция музея пополнилась саблей, деталями портупеи, ножом, фрагментами удил и 11 железными наконечниками стрел.

Сами же могилы были безвозвратно разрушены в отсутствие археологов застройщиками, которые не обратили внимания на захоронения во время земляных работ. Или просто не захотели этого делать. Так как не заметить не только человеческие, но и лошадиные кости (древних венгров часто хоронили с конями) довольно трудно. Более того, в древневенгерских могилах довольно регулярно встречаются серебряные и золотые украшения. Вполне возможно, что не все предметы из захоронений добрались до музея.

Откуда же древние венгры появились в наших краях? Еще в 1970-е годы погребения с похожими находками были обнаружены на 116-м километре, а в прошлом десятилетии схожее захоронение было найдено в Волжском районе области. Дело в том, что именно на Средней Волге и в Приуралье находилась так называемая Великая Венгрия. И отсюда воинственные предки венгров перекочевали на территорию нынешней Восточной Европы, серьёзно обеспокоив жившие там европейские народы.

Не исключено, что под кошелевскими домами осталось ещё немало останков людей, умерших ещё в раннем Средневековье.

4. Хрущёвки на пересечении Ново-Вокзальной и Ставропольской

stavr

Иллюстрация: неподалёку от этого перекрёстка случилась одна из самых необычных и масштабных коммунальных аварий этого десятилетия. Источник: Яндекс.Панорамы

Почти 130 лет назад в 10 верстах от Самары в посёлке Томашев Колок была открыта больница для душевнобольных. Она существует до сих пор. И если раньше на самарском жаргоне ведущим себя неадекватно людям пророчили место в Томашево, то теперь отправляют на Нагорную.

В Томашевом Колке было своё кладбище, через которое позже была проложена улица Ново-Вокзальная. А часть его на пересечении Ново-Вокзальной и Ставропольской была застроена хрущёвками.

Дурная карма настигла один из этих домов в апреле 2012 года. На него обрушился гигантский горячий гейзер. Произошёл прорыв трубы во время испытаний, и поток из горячей воды, грязи и щебня хлынул на фасад жилого дома. Были выбиты окна, разрушены балконы и даже повреждена мебель в квартирах. Совпадение? Не думаем…

5. Школа № 16

20130629_155004-800x482

Иллюстрация: на спортивной площадке школы № 16 можно увидеть могильные плиты

Между современными улицами Осипенко, Ново-Садовой, Челюскинцев и Лесной до 1930-х находился Никольский мужской монастырь. Сейчас от него остались только ворота из красного кирпича, стоящие на пересечении улиц Осипенко и Циолковского. Раньше же монастырь не уступал по размеру сохранившемуся Иверскому.

На месте, где сейчас стоит школа № 16, возвышался значительных размеров Никольский храм, из кирпичей которого был в 1930-х построен другой памятник архитектуры — Фабрика-кухня. Около храма находилось кладбище. На нём хоронили не только монахов, но и жителей окрестных районов. В частности, на нём был похоронен доктор Нестор Постников. Новатор в области кумысолечения, имя которого и сейчас сохранилось в топонимике города. А могила — нет. Кладбище было стёрто с лица земли вместе с храмом. Но до сих пор во дворе школы можно увидеть остатки могильных плит.

6. Памятник Чапаеву

original

Иллюстрация: памятник III Интернационалу перед театром. 1920-е. Кроме того, на кадре видны могилы

Сейчас нарядная площадь перед «пряничным» драмтеатром никак не ассоциируется с кладбищем. Тем не менее здесь в декабре 1917 года были похоронены 12 погибших от «рук контрреволюционеров борцов за революцию и чекистов». Так написано на малоприметной мемориальной доске, висящей на стене находящегося неподалёку жилого дома по улице Шостаковича.

Некрополь в крайне неподходящем для кладбищенского покоя месте возле театра явно служил идеологическим целям. Новые каноны погребения усопших героев в первые годы советской власти только разрабатывались.

Позже возле театра у могил был открыт гипсовый памятник III Интернационалу, который развалился сам собой. А уже менее чем через 15 лет после погребения надгробья борцов за революцию были стёрты с лица земли. Место же на площади 6 ноября 1932 года занял памятник Чапаеву и бойцам его дивизии работы Матвея Манизера.

У памятника, стоящего на могилах, тяжёлая судьба. У бронзовых красноармейцев однажды своровали пулемёт «Максим», а шашка комдива пропадала неоднократно.

7. Стадион «Динамо»

0_8840c_d697a67_XL

Иллюстрация: за воротами стадиона «Динамо» на Льва Толстого находилось одно из самых больших кладбищ дореволюционной Самары. Источник: Павел Новиков

Возле Покровского собора находилось крупное кладбище, которое располагалось между нынешними улицами Ленинской, Льва Толстого, Братьев Коростелёвых и переулком Тургенева. Кладбища переставали быть таковыми не только после революции. Ещё в начале 1910-х на месте некрополя был разбит огромный сквер. Впрочем, нужно отметить, что сквер — место куда более спокойное, чем построенный здесь при советской власти стадион.

Кладбище появилось ещё в 1805 году, гораздо раньше постройки собора. Затем была возведена деревянная церковь. Позже она была перестроена в каменную, сохранившуюся до сих пор. Одними из крупнейших жертвователей на перестройку нынешнего самарского кафедрального собора были купцы Шихобаловы.

В ограде церкви Шихобаловы устроили семейный склеп. Сейчас крест на могиле купцов — это всё, что напоминает о находившемся в этом месте огромном погосте.

Кстати говоря, вопреки расхожему мнению, на территории другого самарского стадиона «Буревестник», который планируют отдать под жилую застройку, кладбища никогда не было.

8. Управление судебного департамента на Спортивной

9b0509c55bc859698305b5229d5072a9

Иллюстрация: строительство здания Управления судебного департамента Самарской области велось без участия археологов. Источник: Яндекс.Панорамы

Крупнейшим кладбищем дореволюционной Самары было Всесвятское. Его огромная территория начала застраиваться в 1930-х. Но напомнило вновь оно о себе в 2013 году, когда при строительстве ТЦ «Гудок» вместе с землёй стали вывозиться человеческие кости. Разразился скандал, и для исследования на территории были привлечены археологи, раскопавшие на строительной площадке сотни захоронений. Среди погребённых были священники, красноармейцы и обычные самарские обыватели.

Возможно, среди найденных учёными останков был прах матерей Алексея Толстого и Фёдора Шаляпина или хозяина «Дома со слонами» Константина Головкина. Все они были погребены на уничтоженном позже кладбище. Установить личности найденных археологами останков очень проблематично, потому что надгробные плиты над могилами отсутствовали. Для того чтобы стереть некрополь с лица города, понадобился лишь один указ горсовета «О реализации памятников, крестов, решёток и надгробных ценностей и знаков в пределах городской черты» от 1930 года. Он развязал руки мародёрам. И уже через десять лет о существовании кладбища практически ничего не напоминало.

На Всесвятском кладбище были не только православные участки. Значительную его часть занимали могилы немцев. Как раз на немецком участке кладбища было возведено здание Управление судебного департамента. Здесь при строительстве обошлось без вмешательства археологов. Поэтому, скорее всего, вокруг здания до сих пор находится немало костей немцев Поволжья, умерших в XIX — начале XX века.