«Скоро настанет совсем»

Самарские перформансы: секс по телефону и разговоры с деревом

 554

Автор: Редакция

Секс по телефону, откровенные разговоры с деревом и переосмысление текстов Егора Летова – всё это молодые художники исполняют на своих перформансах. Современное искусство в Самаре уже не так пугает.

Катерина Маршалюк встретилась с самарскими перформерами и узнала, зачем нужно есть книги, как сделать выставку в заброшенном доме и можно ли сыграть римскую симфонию на канцелярских ножах.

Антон Вейс: «Я заинтересовался, можно ли назвать секс по телефону перформансом»

1203_oooo.plus

— Мой первый перформанс «Случайный разговор о красоте» был совместным со школой авангарда.  Я водил людей по старой Самаре, задавал различные философские вопросы и рассуждал о понятии прекрасного.

Второй перформанс назывался «Секс по телефону». Идея пришла из-за моего изучения темы гендера и сексуальности. Я продолжаю мысль самарской художницы Алисы Николаевой о том, что искусство –  это проституция, а художник обслуживает зрителя. Также я заинтересовался, можно ли назвать секс по телефону перформансом, и является ли это действие искусством.

Этот перформанс был логичным продолжением моей главной темы. Просто мысль вышла в новую плоскость – действия. Для него нужен был телефон, галерея, художник и, конечно же, зрители.

Действие очень просто в исполнении. Художник ходит от зрителя к зрителю и предлагает заняться сексом по телефону. После обмена номерами он удаляется в отдельную комнату, звонит участнику и выдаёт набор шаблонов, которые используют в порноиндустрии. Можно ли описать это действие как сексуальный акт или нет, решает сам участник.

Это некоторое преодоление себя, чтобы согласиться поучаствовать в столь закрытой теме как секс. Тем более перформансист заставлял рефлексировать, начиная от «Какие у тебя есть сексуальные фантазии?» и заканчивая «Что ты сейчас чувствуешь?». Реакция была достаточно разной. Некоторые были удивлены, некоторые даже шокированы, а кто-то воспринял достаточно равнодушно. Одна персона даже сказала, что перезвонит вечером. Этого так и не случилось.

Антон Вейс

Алексей Журавлёв: «Тот, кто смотрит мне вслед – он скоро умрёт»

100_oooo.plus

— Я ставил серию перформансов с текстами «Гражданской обороны». Хотя раньше у меня был какой-то блок на этой группе, но потом я решил продолжить тему Егора Летова. Он часто брал чужие тексты и либо переделывал их, либо просто пел не стесняясь. Его песни можно рассматривать с разных сторон, поэтому я постоянно применяю один текст на разные ситуации.

Перформансы проходили в три этапа: сначала я писал на стекле «Я решил сказать слово – я скоро умру»,  на втором перфомансе я надевал плащ, где на спине было написано: «Тот, кто смотрит мне вслед – он скоро умрёт», и ходил так по городу, а на третьем этапе я писал мелом на стене разные фразы из песен. Всё это я снимал на видео.

Свою задумку я реализовал за полгода. Все видео получились довольно камерными. Это был протест против того, что ты не можешь открыто говорить и тебя кто-то постоянно затыкает. Когда мы выходили на улицу, я даже фотографии делал камерными. Как будто протест есть, но его никто не видит.

Недавно я готовил выставку в заброшенном доме. Приходил туда каждый день, писал на стенах тексты песен и развешивал фотографии (например, с крушения самолёта). В доме не было нормальных полов, нужно было постоянно перепрыгивать. А ещё именно в день выставки там начали сносить крышу, и сверху постоянно падали балки. Всё вышло очень символично, потому что сама выставка называлась «Скоро настанет совсем».

Есть устоявшиеся фразы, которые уже ничего не значат. Когда читаешь «Учиться, учиться, и ещё раз учиться», то ты уже это не воспринимаешь всерьёз. Я пытаюсь новыми ошарашивающими фразами разбудить людей. И эти слова обязательно должны стираться. Поэтому на перформансе я писал их мелом, а в доме я использовал уголь.

Дарья Волкова: «Да, я разговаривала с деревом»

1046_oooo.plus

— Мои первые перформансы проходили в «Мастерской акционизма» Сергея Баландина. Сначала была «Венера Кухонная», где я лепила скульптуру из тающего масла. Тогда же у нас был вечер музыкальных перформансов. Там я исполняла «Римскую симфонию для канцелярских ножей в 4-х частях».

Сейчас меня волнует отношение природы и того, что сделано человеком. Между ними есть определённое напряжение. И не в смысле чего-то негативного, а в смысле какой-то вибрации между ними.  Меня интересовало их взаимодействие.

Весенний перформанс был с этим связан и назывался «Самое красивое дерево в лесу». В тот вечер я просто выбрала дерево, которое на меня смотрело. У него был изъян — расщелина в коре, и меня привлекла возможность как-то его исправить. Я подумала, что можно сделать это при помощи декупажа. И да, я разговаривала с деревом перед тем, как совершить какое-то действие, о чем — это уже наши дела.

Перформанс длился больше двух часов. После этого мы с деревом расстались, и оно теперь живёт своей жизнью. Дерево продолжает расти, видоизменяться, а с весны у него вырос куст, и всё стало смотреться совсем по-другому.

Было очень важно, чтобы все материалы были из бумаги. Всё от дерева, всё из того же сырья. Это ещё и вопрос экологии, потому что нельзя просто внедриться в пространство и испортить его чем-нибудь. Если чем-то улучшать природу, то только её же средствами.

Дарья Волкова2

Артём Филипповский: «Я читал книги, а потом медленно ел страницы»

1468_oooo.plus

— Я художественный руководитель театра «Место действия». Перформанс – это одна из таких вещей, которая имеет спрос, поэтому мы занимаемся этим для актёрского опыта. Это некая идея, которую ты реализуешь, не зная до конца, как она пройдёт.

Первый перформанс я ставил с Киром Суботиным. Он назывался «Знанея», что значит «знание – это не я». Сначала я читал книги, а потом медленно ел страницы и делал котурны. Я злился, кого-то осуждал, пинал стулья. Потом добирался до потолка, куда мы повесили белые листы. Это была книга, которую ты якобы сам пишешь. Я брал эту книгу, понимал, что всё, что было – это знание, которое не относится ко мне, и начинал писать свою.

В прошлом году мы делали перформанс «Полёт жизни» на «ВолгаФесте». Нас попросили придумать какой-то движ, и я предложил перформанс, который бы всех объединил. Мы вели толпу от одного арт-объекта к другому, рассказывали о нём и несли огромную зеркальную птицу.  На «ВолгаФесте» не все понимают, арт-объект это или нет. Про него нужно рассказать и провести ликбез. Люди с улицы зачастую даже не читают описания и просто проходят мимо.

Один раз мы с актёрами поставили перед собой задачу прочитать «Братьев Карамазовых» с утра до вечера без остановки. Мы только разделили между собой какие-то куски текста и всё. Было интересно продержаться двое суток в нонстопе. Под конец дня пьеса всегда разыгрывается, все уже орут, глотки хрипят, но вы продолжаете читать. Кстати, перформанс начался с того, что в десять часов никто не собрался.

Фото: Ольга Усольцева
Текст:
 Катерина Маршалюк
Обложка отсюда

Следите за нашими публикациями в Telegram на канале «Другой город»ВКонтакте и Facebook