Самарский Франко Барези

Ветеран «Крыльев» о «договорняках» в 80-е, венгерском чемпионате и подарках от бандитов в «Уралмаше»

 5 942

Автор: Максим Фёдоров

«Меня сейчас в такси подвозил бывший игрок «Крыльев». Фамилия – Попов, он оставил номер. Хочешь с ним поговорить?» – спросил мой знакомый. Я начал гуглить. Незнакомцем в такси оказался экс-защитник Вячеслав Попов. В девяти сезонах он положил 34 гола, играл в Узбекистане во время Ферганских погромов, стал первым легионером «Крыльев» в Европе, а сейчас подрабатывает таксистом.

Вячеслав Попов рассказал, как его выгоняли из «Крыльев», а Бышовец и Толстых хотели заступиться, почему выбрал Узбекистан вместо «Динамо», как из Верхней Пышмы попал в чемпионат Венгрии, и почему его испугался брать обратно в «Крылья» Аверьянов.

«Договорняки» Лукашенко, Бышовец и Сёмин

- Вы попали в основу «Крыльев» в 18 лет. Как получилось так рано?

— Я родился около стадиона. Возле него провёл детство. До 8 класса учился на Металлурге в 162-й школе. Потом лучших молодых футболистов собрал в спецкласс 153-й школы Юрий Замятин. Это был 1977 год. Мы тогда особо не понимали, кто нас тренирует. А Замятин в 78-м стал лучшим тренером страны.

Мы прошли замятинскую школу – в семь утра на Металлург приезжал «пазик», отвозил во Дворец спорта авиационного завода на зарядку, возвращались в школу – завтракали, учились, вечером ехали тренироваться в зал, а потом «пазик» развозил по домам.

К 79 году нас подготовили и распределили: половину в дубль «Крыльев», половину в сызранскую «Турбину», которая играла во Второй лиге. Меня отправили в Сызрань.

IMG_3504

- Давайте сразу поясним. Тогда существовало четыре лиги: Высшая, Первая, Вторая и Третья. Уровень Первой лиги тогда – это уровень РПЛ сейчас?

— В 80-е в Первую лигу часто вылетали ЦСКА, «Локомотив». Поэтому это, правда, был уровень нынешней РПЛ. Вторая лига СССР – верхняя часть современной ФНЛ. А в Высшей лиге играли команды со всей страны – уровень намного выше, чем в РПЛ сейчас.

- Вернемся в Сызрань.

— В Сызрани я провёл год. Кроме основных матчей, сыграл несколько товарищеских против «Крыльев». Меня заметил Кирш (главный тренер команды с 1972 по 1980).

- Вас взяли в «Крылья» в 1980-м. За год до этого команда вылетела из Высшей лиги. За девять сезонов, пока вы были в клубе, сменилось пять тренеров, но «Крылья» так и не вернулись в «вышку». Почему?

— В команде была текучка. За сезон могло пройти 100 футболистов. То же самое с тренерами. Тогда руководство города почему-то часто их меняло. Самарских тренеров практически не было. Пригласили из ростовского СКА Бориса Стрельцова (тренировал в 1981 году), из Магнитогорска на пять лет приехал Геннадий Сарычев (с 1981 по 1985), потом с Украины Виктор Лукашенко (1986 – 1988).

IMG_3496

(с мячом — Виктор Лукашенко, слева от него — Вячеслав Попов) 

- В одном интервью вы признались, что при Лукашенко были «странные игры».

— Сейчас поясню. Мы выигрываем матч. Обычно состав, который выиграл, оставляли на следующую игру. А Лукашенко мог неожиданно поменять практически весь «выигрышный состав».

- Это были «договорняки»?

— Что-то подобное, но не как сейчас. Допустим, команде соперника нужно было победить, а Лукашенко дружил с её тренером. Перед матчем он делает пертурбацию всего состава «Крыльев», и мы просто не можем выиграть. Такие приятельские «договорняки» начались в 88 году.

- В том же году на собрании игроки высказали недоверие тренерскому составу. Лукашенко ушел. Его сменил Виктор Антихович. А вы поехали в московское «Динамо».

— Меня пригласил Анатолий Бышовец (в 88 году взял золото со сборной СССР на Олимпийских играх и возглавил «Динамо»). Стажировку проходил с основным составом. Помню, обыграли ЦСКА, я тогда с пенальти забил. Бышовец посмотрел на меня и сказал откровенно: «Слава, оставайся, но только в дубле». Я был не готов. В 88 году на «Металлурге» порвал ахиллово сухожилие. Полностью не восстановился, но всё равно поехал.

Бышовец говорил, что дома у меня неприятности, якобы уже отчислили из команды. Обещал: «Если что, звони. Вместе с Толстых (тогда был в руководстве «Динамо») поможем». Я сказал, что сам разберусь.

- Вас заочно убрали из команды?

— Когда собирался на стажировку в «Динамо», ко мне подошел второй тренер «Крыльев» Анатолий Кикин. Говорит: «Антихович тебя в «Динамо» отпускает. Только ты заявление напиши по собственному желанию, но дату не ставь». Я первого января 89-го уехал, вторым числом меня уже уволили.

Когда вернулся и узнал об этом, очень разозлился. Говорю: «Вы что творите? Пойду на завод, обращусь в профсоюз». В ответ собирали команду и руководство: 13 человек проголосовали против меня, 11 человек воздержались (весь основной состав), и 2 человека за – футболисты Владимир Маслов и Лагутенко Игорь (позже при Антиховиче их тоже «убрали» из команды).

- Пришел Виктор Антихович и за три года вывел «Крылья» в Высшую лигу. Может, проблема была всё-таки в игроках?

— Помогли обстоятельства. В 91-м лиги объединили, и несколько команд попали в «вышку» не по спортивному принципу. В том числе и «Крылья».

- Кроме «Динамо», вас еще приглашали в клубы Высшей лиги?

— Ну, в «Динамо» меня приглашали дважды. При Бышовце был второй раз. А первый — в 82 году. Сезон почти закончился, меня пригласили на турнир «Переправа» в Сочи как кандидата в сборную России. И тут на Металлург приходит телеграмма: «Срочно прийти на переговоры на почту». Прихожу на почту, мне звонок: «Это Александр Сигизмундович Петрашевский — селекционер команды «Динамо». Вы приглашаетесь на просмотр». Договорились, что сначала в Москву, потом в Сочи.

Тогда «Динамо» тренировал Вячеслав Соловьев. Он меня посмотрел, обещал поставить за дубль против минского «Динамо». А тут Брежнев умер, и все мероприятия отменили на несколько дней. В том числе и футбольные матчи. Меня отправили в Сочи.

На «Переправе» мы дошли до полуфинала и проиграли Армении. В том матче я получил вторую желтую, и пропустил игру за третье место против Белоруссии. Сидел на трибуне, и ко мне подсел Юрий Палыч Сёмин. Тогда он тренировал «Кубань» в Высшей лиге. Говорит, поехали, Слава, тебе данные позволяют. Мне было 20 лет. В таком возрасте из Второй лиги сразу в «вышку»… Я не решился.

Среднеазиатское турне

- В 89-м вы уехали играть в Узбекистан. Как вас туда занесло?

— Пока я ждал последнюю зарплату от «Крыльев», позвонил Геннадий Неделькин – главный тренер узбекистанского «Навбахора», позвал в команду. Раньше он тренировал тюменский «Геолог». А «Крылья» с «Геологом» часто были на сборах в Средней Азии. Там и познакомились.

Прилетел в Узбекистан. Первый матч – товарищеский против киевского «Динамо». Меня не выпустили, проиграли 0:1. Через неделю – игра со «Спартаком». Полный стадион. Узбеки стоят семечки щёлкают и курят. Дым над стадионом. Проигрываем 0:1, назначают угловой, я забиваю головой в «девятку». На последних минутах сбрасываю головой, нападающий забивает в пустые ворота. «Навбахор» обыгрывает «Спартак». Это было хорошее начало.

- Да, но в чемпионате еще выступала команда «Нефтчи» из Ферганы. Это был 1989 год, только начались Ферганские погромы. Вы с командой ездили к ним на выезды. Как принимали российских футболистов?

— Мы застали время, когда турки-месхетинцы били русских. Помню, толпа турков бежит по улице, а тут мы. Но им сказали: это футболисты «Навбахора», их не трогать.

IMG_3528

- В команде было много неместных? 

— Кроме четырех-пяти игроков, весь состав. В воротах стоял Андрей Страхов из «Локомотива», последнего защитника играл Игорь Белов из минского «Динамо», впереди Валерий Шушляков из «Орла», были еще из киевского «Динамо». Мы показывали результат, и болельщики нас на руках носили.

Могли принести ящик клубники в гостиницу. Или брали с собой на рыбалку и кормили весь день. Сидишь один, узбеки разговаривают на своём языке, ты ничего не понимаешь и просто ешь. Для них было почётно привезти в гости русского.

- Вам было всего 27 лет. Наверное, не так хотели проводить свободное время. В Узбекистане вообще было куда сходить?

— Как только длинные выходные, улетал в Самару. А в Узбекистане не до развлечений было. Игры через каждые два дня. Длинные перелеты. Тогда ведь играли команды с Дальнего Востока, Средней Азии.

- Зарплаты в «Навбахоре» хватало, чтобы часто летать в Самару?

— Платили больше, чем в «Крыльях». Плюс – из Москвы нам присылали вещи. В том числе для женщин и детей. Увозил всё в Самару.

- В сезоне 1989 года вы забили 18 мячей в 41 матче. И это на позиции центрального защитника. В Узбекистане был настолько низкий уровень футбола? 

— «Навбахор», как и «Крылья», играл во Второй лиге. Поэтому разницы в уровне – никакой. Просто меня хорошо подготовили в «Динамо». Хоть я провёл там две недели, но Бышовец тренировал нас как сборную.

IMG_3527

- Зачем после Узбекистана вы поехали в Киргизию играть за «Алгу» в 91-м?

— Тогда хотели создать чемпионат СНГ: от каждой Республики по команде. Я подписал контракт с «Алгой» из спортивного интереса. Весь сезон играли с надеждой на чемпионат СНГ. Даже календарь будущего турнира уже был. Но Романцев (тогда тренировал «Спартак») и Газзаев (тогда тренировал «Динамо») воспротивились.

Уже тогда они были влиятельными. Стали инициаторами создания чемпионата России, остальные тренера с ними согласились. В итоге вместо чемпионата СНГ создали чемпионат России. К концу сезона в 91 году в «Алге» перестали платить зарплату, а потом команду распустили.

Стиральная машина «Малютка» за гол ЦСКА

- Как случилось, что после среднеазиатского турне вас взяли в «Уралмаш»?

— Когда «Алга» закончилась, мне позвонил Виктор Слесарев, позвал в ижевский «Зенит». Я поехал с командой на сборы в Сочи. Слесарев одобрил мою игру, оставалось только подписать контракт. А был февраль 92-го, прямо перед моим днем рождения. Я обещал заехать домой, а оттуда в Ижевск.

Приезжаю в Самару, звонок из Свердловска, приглашают в «Уралмаш». Я говорю, что уже с «Зенитом» договорился, там моя трудовая лежит. Они отвечают: «Это не твои проблемы. Мы всё решим. Собирайся и бери билеты». Так я оказался в «Уралмаше».

- «Уралмаш» тогда попал в чемпионат России. По сути, Высшая лига. Какие были условия?

— Мне дали однокомнатную квартиру в Екатеринбурге. В ней раньше жил нападающий «Уралмаша» Юрий Матвеев. Сам он переехал в двухкомнатную.

Зарплата была больше, чем в «Навбахоре». Особо отличившимся делали подарки.

- Вам что-то дарили?

— В первой домашней игре горели с ЦСКА 0:1. Тогда за ЦСКА на воротах стоял Дмитрий Харин (в том же году Харин перешел в «Челси»). Угловой, я подключаюсь, сравниваю счет. Игра заканчивается вничью. Следующий матч с «Динамо». Снова подключаюсь к атаке, бью издалека, вратарь отбивает перед собой, наш нападающий добивает. Обыгрываем «Динамо» 2:1.

За ничью мы получили по 100 долларов, за победу – 200 долларов. А мне лично за гол ЦСКА подарили стиральную машину «Малютка» и спортивный костюм Adidas.

- Нападающий «Уралмаша» Юрий Матвеев стал лучшим бомбардиром того сезона. Вы общались с ним?

— Мы дружили втроём: я, Юрий Матвеев и капитан команды Владимир Федотов, который сейчас тренирует «Оренбург». Мы дружим до сих пор. Матвеев познакомил меня с Григорием Ивановым (президент «Урала» с 2003 года).

Приехал в Екатеринбург зимой. Заходим с Матвеевым в крытый манеж, футболисты играют «двухсторонку». Матвеев меня подводит к Иванову, говорит, Попов на стадионе ЦСКА забил. Иванов мне сразу руку пожал.

Во время разговора подлетел Тарханов, он тогда тренировал «Урал», со словами: «Я тоже с Поповым играл. На турнире ветеранов в Самаре первое место заняли». Умеет Александр Фёдорович подсуетиться (смеется).

- Про Иванова рассказывают, что он был связан с криминалом в 90-е. Когда общались с ним, почувствовали этот флёр?

— Да, чувствовалось, что серьёзный мужик. Сердитый всё время. Мы договорились на следующий день еще раз встретиться, но не получилось. Я улетел в Самару.

- Говорят, что до Иванова руководство «Уралмаша» тоже дружило с криминалом. 

— Конкретных людей я не знаю. Но помню, как одно время тренировались: на одной стороне поля мы, на другой – бультерьеры с мячиком играются. Их так выгуливали.

Еще знаю историю про Олега Веретенникова. Его предупреждали, что накажут, если уйдет из команды. Он обещал остаться, но по-тихому перешел в «Ротор». Ему железными прутами ноги отбили.

- Кроме перехода в другой клуб, за что еще могли наказать?

— Если не отдавался на поле. Если ноги убирал в стыках. За это могли в раздевалку зайти поговорить, могли по печени надавать.

Из сельского ЛиАЗа в Венгрию

- В книге «Футбольная летопись Екатеринбурга» так описали ваш сезон в «Уралмаше»: «Не вполне справлялся со своими обязанностями центральный защитник, 30-летний Вячеслав Попов из ижевского «Зенита».

— Это про середину сезона. Тренер Николай Агафонов начал странным образом менять состав, мы стали проигрывать. Игроки собрались на голосование. Вместе с остальными я проголосовал за отставку главного тренера. Агафонов сильно обиделся, говорил: «Как так, Слава? Я тебя пригласил, квартиру дал». Но я не мог против команды пойти.

Пришёл новый тренер, 37-летний. Он задал курс на омоложение состава. Меня стали реже выпускать. А тут мне позвонил мой друг из Самары, банкир Сергей Кочелаевский. Пригласил в свой клуб СКД.

- Что это за клуб?

— Он так и назывался «Сергей Кочелаевский и другие». Команду презентовали в филармонии. Тренером стал Виктор Кирш, который возглавлял «Крылья» в 70-е. Задача была – стать вторым клубом в Самаре. Кочелаевский обещал: если получится – сделает тренером, если нет – устроит в банк. Я согласился.

- Условия были хуже?

— Платили мало. Играли в третьей и второй лигах. Ездили по деревням на ЛиАЗе. Однажды приехали играть в Верхнюю Пышму (Свердловская область). Встретился там с руководством «Уралмаша». Говорят, венгры звонили, хотят тебя в «Сегед». Так я оказался в венгерском чемпионате.

IMG_3523

- Откуда венгры узнали про «Уралмаш»?

— Когда я еще был в команде, ездили к ним на сборы. Видимо, их селекционеры меня заметили.

- Какой там был уровень футбола?

— Поля идеальные. Даже в деревнях. Отношения к игрокам тоже другое. В раздевалке собственный ящик, свежая форма, новые бутсы. У нас же приходилось за формой следить, самому чистить, стирать. После каждой игры отпускали в ресторан с семьей. Кто-то курил, выпивал. Никого не ругали.

В нескольких командах играли наши ветераны. Конечно, не топ-чемпионат, но уровень был высокий.

- Вы справлялись?

— Там был немецкий тренер. Он посмотрел, как я играю, и поставил на позицию последнего защитника. А я всю жизнь впереди играл. Но ничего, справился. В клубе меня прозвали Франко Барези.

- В какой лиге тогда был «Сегед»?

— В первой. Это как у нас ФНЛ. К середине сезона вышла газета Kepes Sport, где опубликовали рейтинг лучших игроков. Я оказался на 18 месте из 600 (отмечали футболистов во всех лигах Венгрии). Сразу же пришло шесть приглашений из Высшего дивизиона Венгрии. Но я не пошёл, дома начались семейные проблемы, вернулся в Самару.

- На семье сказались частые переезды?

— Переезды очень плохо влияют. Семья приезжала в Узбекистан. Была в Венгрии. Но это всё временно. В таких условиях семья теряется.

Последний клуб и такси

- Последним вашим клубом стал «Нефтяник» из Похвистнево.

— Поиграл там меньше года в 94-м. Это вообще была Третья лига. Не смог найти общий язык с руководством и уволился.

- Когда закончили с футболом, сразу отошли? Придумали, чем заняться?

— Владимир Кейлин (тогда был редактором спортивных программ на «Скате») предлагал пойти в судьи. Я, конечно, отказался. Потом знакомые устроили в руководство фирмы, которая занималась горюче-смазочными материалами.

А вообще надо было доучиваться в Педе, получать корочки и тренером работать. Но с тех пор, как уехал в Узбекистан, учёбу забросил.

Попов 2

- Вас записали в ветераны сразу после Похвистнево?

— Знакомые еще предлагали Аверьянову (тренировал «Крылья» с 1994 по 1998) взять меня в «Крылья». Платить за меня не нужно. Опыт есть. Но Аверьянова напугал начальник команды Борис Вальков. Говорил, если придёт Попов, мы уйдём.

Вальков сидел в начальниках команды с 87 года. И когда Антихович после моей неудачной поездки в «Динамо» в 88-м выгонял меня из «Крыльев», Вальков был одним из тех, кто проголосовал за моё увольнение. Наверное, рассказал Антиховичу, как мы Лукашенко «выгнали» из команды.

- И после этого уже ушли в ветераны клуба?

— Я был еще в форме, поэтому играл часто. Одно время доходило до пяти игр в неделю. Конечно, это были не полноценные матчи, но в 97-м от перегрузки порвал ахилл на том же месте. С тех пор играю редко.

- А сейчас работаете таксистом.

— Ничего в этом зазорного не вижу. Это подработка, у меня есть еще своя фирма. Зарабатывать ведь надо. Я уже два года в браке, встретил любящую жену и счастлив. Супруга знает про мои зарубежные трансферы и следит, чтобы снова не уехал (смеется). Надеюсь, что внук, родившийся два месяца назад, тоже станет футболистом.

Фото из личного архива Вячеслава Попова и отсюда

Следите за нашими публикациями в телеграме на канале «Другой город»ВКонтакте и Facebook