Кроссовки Фредди Крюгера и мат на футболках

Кастом по-самарски: 5 историй художников, которые расписывают одежду и кроссовки

 661

Автор: Редакция

Спросили у пяти самарских художников, как они начали расписывать одежду, какие идеи вкладывают в свои работы, и что больше всего любят покупатели.

Антон Poehali

— Первый раз я попробовал расписать футболку в художественной школе. Мне очень понравилось и я начал потихоньку преображать одежду. Недавно у меня вышла кастомная коллекция DEAD, где название полностью отражает содержание. Это темные тона, грязные разводы и готические мотивы.

Чтобы создать необходимый эффект, я беру специальную краску по ткани или чернила. Бывает, смешиваю специальный состав, который ничем не отмывается. Также я пришиваю куски ткани, молнии, нашивки, переделываю вещи полностью. Часто нахожу интересные шмотки в стоковых магазинах и секондах, а потом меняю их до неузнаваемости.

Летом на одном из фестивалей я расписывал одежду. Все это проходило в формате перформанса. Я оставил вещи сохнуть, а после обнаружил, что их украли. Почти всю кастомную одежду унесли в неизвестном направлении. Через социальные сети я попросил, чтобы ее вернули. Удивительно, но спустя несколько месяцев нам вернули почти все шмотки.

Я не очень люблю мат на одежде, но самый большой спрос у людей был именно на такие футболки. Майка «СОСИ ***» была сделана совместно с LPC (самарский художник Кирилл Ермолин-Луговской — прим. ред.). Иногда мне поступают совершенно нелепые заказы, например: «Нарисуй-ка мне дракона на майке». Если меня такое не интересует, то я отказываюсь.

Несмотря на некоторые трудности, мне очень нравится это дело. Меня привлекает именно то, что вещь есть только в единственном экземпляре, и другой такой просто не может быть. 

Бармалей Айболитов

— Я начал кастомизировать вещи года три назад. Первый опыт — кроссовки Nike. Расписал их обычными акриловыми красками. Тогда я ещё не знал, как делать вещи, чтобы их можно было потом носить, а ведь суть кастомайзинга именно в этом. Шарил по интернету, наткнулся на Angelus paint — это американская специальная краска, которую сложно было достать. Она мне во многом помогла. Я постоянно экспериментировал с вещами и материалами. Много времени ушло на создание вещей, которые можно продавать. Износостойкость одежды сначала была минимальная. Сейчас я нашел свой дзен.

Цена работ зависит от самой вещи, от затрат на краску, объем и сложность. В основном я беру от 10 тысяч рублей. При этом большинство работ достаются друзьям и семье. Я всегда рисую по своим эскизам — не повторяю чужие, потому что это бред. Нужно не забывать про свой стиль, не быть тупым исполнителем, ибо таких очень много. На пути будет много ошибок, испорченных вещей, потому что роспись одежды это сложный процесс, требующий экспериментов. Главное — не бояться.

Идеи для работ приходят во время общения с людьми. Важно понять, что носить эти вещи будешь не ты сам, а другие. Каждая личность — индивидуальна. Многое зависит от того, что человек любит, чем занимается, какой у него характер. Однажды мой друг сделал себе татуировку на руке в японском стиле. Я предложил ему оформить джинсовку в похожей стилистике. У него как раз была подходящая.

Куртку с изображением Ельцина я делал для себя. Меня вдохновило то, что происходило при нём, и как он вёл себя при этом. Так у покойного главы государства появились клоунская улыбка и цветной костюм. Еще у меня есть необычные кроссовки, стилизованные под Фредди Крюгера. Этот злодей из фильма ужасов — один из моих любимых персонажей. Чтобы повторить его образ, я расписал буквы под его полосатый джемпер, расставил красные акценты, которые символизируют жилы на лице, а серые носы обуви — цвет его лезвий.

Заниматься кастомайзингом круто потому, что люди могут не только вешать холсты на стенку, но и носить картины на себе, показывая окружающим. 

Денис Tachez

— Росписью занимаюсь от случая к случаю. Первой пробой были рабочие джинсы, на которые я баллонами нанес каллиграфический узор во всю левую штанину. Для этого я использовал трафарет, который вырезал из бумаги и просто наложил на ткань. У меня есть некая тяга к вещам. Когда я их расписываю, то ощущаю причастность к законодательству моды. Работая с одеждой, ты создаешь культурное движение. Оно более открытое и близкое людям, чем, например, граффити, живопись или любое другое современное искусство.

На вещах все табуированные темы автоматически переходят в качество принятого и принимаемого, актуального искусства. Плюс ко всему это круто выглядит, разбавляет повсеместное скопление одних и тех же известных логотипов.

Я расписал собственную джинсовку в узнаваемом стиле, а затем у меня появился заказ — изобразить Волну Кацусико Хокусая также на куртке. Кроме того, роспись помогает подарить старым вещам вторую жизнь. Так, буквально за 30 минут работы я оживил кожаную косуху, у которой были испачканы рукава. Использовал для этого точечную текстуру, так называемый узор halftone из трех цветов, выглядывающих друг из-под друга.

Von Bobrow

— Я внимательно слежу за тем, что происходит в моде и стритвире. Мечтаю внести свою лепту в эти направления. Мне как художнику всегда есть что сказать или нарисовать. Чаще всего я прибегаю к текстовой форме с панчлайнами (панчлайн – строка рэп-куплета, которая содержит игру слов, аллюзию или шутку – прим. ред.) из песен, которые мне импонируют. Предпочитаю использовать строки современных исполнителей. При этом я подчеркиваю это каким-то символизмом из-под руки. 

Я использую инструменты, удобные для росписи конкретного айтема: это может быть кисть и акриловые краски из баночек или аэрозольная краска. 

Von_Bobrow

Однажды я раскрасил пенал для фломастеров Louis Vuitton. Также сильную тягу я испытываю к обычному дениму. Как-то расписывал крутую джинсовую куртку Levi’s, которая в итоге улетела в Лос-Анджелес. Там ее сейчас носит парень моей подруги.

 Андрей Oiji

— Занимаюсь росписью примерно восемь месяцев. Увлечение пришло одновременно с другой деятельностью – я клею авторские плакаты на улице. Обычно это лица мифических существ с несколькими рядами глаз или демоны.

 

Удобнее всего пользоваться кистями и акрилом. В основном я рисую на своей одежде, которую потом ношу. Иногда друзья просят оформить им куртки, кеды или штаны. Один мой приятель-музыкант носит джинсовку с моим фирменным персонажем на все вечеринки. Поэтому у меня возникла идея создать капсульную коллекцию крафтовых футболок, чтобы раздать знакомым. Все ради забавы. Недавно меня позвали в фотопроект с участием трех художников, которые должны будут оформить одежду моделям.

Текст: Жанна Скокова

Следите за нашими публикациями в Telegram на канале «Другой город»ВКонтакте и Facebook