10 НЕГРИТЯТ

Как бросить всё и уехать в Лимпопо строить детский сад. История самарского архитектора

 815

Автор: Максим Фёдоров

Публикуем почти фантастическую историю студента архитектора из Самары Полины Шаль, которая совсем не умела рисовать, но однажды воспользовалась шансом и уехала в Англию,  поступила там на архитектурный, а теперь проектирует и принимает участие в строительстве детских садов в Лимпопо.

ДГ также расспросил Полину о том, как ей живётся в Англии, какие изменения давно необходимы Самаре и как сделать это возможным.  

Как решиться переехать за границу

— В России я довольно рано закончила школу – в 16 лет. Мечтала стать архитектором, но понимала, что в России на архитектурный меня точно не возьмут. Поэтому решила пойти на экономический. Тогда эта специальность казалась мне более перспективной. Плюс к этому – родители предложили поехать учиться в Англию. И я воспользовалась шансом.

В Англии я поступила в колледж, который опять же никак не был связан с архитектурой. Но именно здесь познакомилась с очень талантливой художницей, которая помогла мне поверить в себя.

За год я научилась рисовать, собрала портфолио и без особых проблем поступила в один из лучших архитектурных университетов Англии. В России так невозможно.

Ведь я думала, что ужасно рисую. Почему-то точно была уверена, что не сдам вступительные экзамены на архитектурную специальность. И после окончания колледжа собиралась поступать на экономиста. Но моя новая подруга убедила меня попробовать.

В колледже я взяла математику, высшую математику и экономику. Эти предметы особенно не связаны с архитектурой. Ведь при поступлении учитывается портфолио, умение рисовать и креативить, а не оценки за выученные уроки.

Поэтому весь первый год в колледже я училась рисовать. Совмещала с учёбой по базовым предметам и потом вытягивала их перед самым экзаменом. А на второй год обучения я уже взяла предмет «art» (по-русски значит «искусство»). Так, к окончанию колледжа я научилась рисовать и собрала портфолио.

Почему Ноттингем

Поступила в Ноттингемский университет, потому что здесь есть курс, которого нет больше нигде – я учусь одновременно на инженера и архитектора. Может быть, в России это кажется обыденностью, потому что у нас архитекторы делают абсолютно всё. Но здесь архитекторы делают только дизайн здания. Они не думают о структуре этого здания. А я как раз учусь на специальности, которая позволит мне заниматься и тем, и другим.

Ещё этот университет очень красивый. Я живу в кампусе, который находится за пределами Ноттингема. Здесь есть потрясающий парк. Через дорогу – заповедник.

В чём проблема архитектурного образования в России

Я очень уважаю российское архитектурное образование. Оно достаточно сильное. За рубежом архитекторов из России очень уважают. Честно, я была бы рада поступить в МАРХИ (Московский архитектурный институт) или в самарский «Строяк». Но есть в российских вузах несколько проблем.

Молодых архитекторов в России загоняют в рамки. А тем, кто пытается выбиться, этого сделать не позволяют.

Образование в вузах классическое, а при поступлении требования завышенные. Чтобы тебя взяли, ты должен пройти разные ненужные конкурсы. В Англии же требуют только портфолио, где собраны твои работы за последние 2 года. Это намного лучше любых конкурсов отражает личность молодого архитектора, его подходы к проектированию зданий и направление творчества.

В Ноттингемском университете на первом курсе мы проектировали всё, что хотели. Неважно было, сможем ли мы воплотить это в жизнь. В российских архитектурных вузах такой свободы не дают.

Чем Самара хуже Ноттингема

О самарской архитектуре у меня двоякое мнение. Я очень люблю старый город. Но, к сожалению, он неумолимо разрушается и никто всерьёз не хочет заниматься его восстановлением. Мне кажется, если отреставрировали хотя бы деревянные домики с их прекрасным наличниками и здания в районе Ленинградской, Самара бы вновь ожила.

В старом городе у нас есть на что посмотреть. Однако после Полевой, индивидуальность города исчезает. Наступает тлен и депрессия, когда видишь, как однотипные, серые многоэтажки без конца сменяют друг друга.

Ноттингем, наоборот, отличается неповторимостью зданий. Здесь огромное разнообразие архитектурных стилей – начиная с англосаксонских времён и заканчивая нормандской архитектурной, пришедшей из Франции и Дании. Несмотря на то, что здания в Ноттингеме намного старше самарских, их не сносят, а постоянно реставрируют.

При этом здесь много и современной архитектуры. Новые здания строят так, чтобы они гармонично вписывались в общий архитектурный ландшафт. Тут нет такого, что возле стеклянной высотки стоит покосившийся, одноэтажный деревянный домик.

В Ноттингеме нет ни одно повторяющегося здания. Глаз не привыкает к однообразию, и тебе не становится скучно, гуляя по городу. В Самаре же из-за огромного количества одинаковых домов можно запутаться даже в одном квартале. Кстати, это проблема существует и в Англии. В Лестере и Ливерпуле тоже есть архитектурно однообразные районы.

Ещё здесь очень много парков. Мне даже кажется, что парков в Ноттингеме намного больше, чем в Самаре. Хотя город в четыре раза меньше.

Зачем ехать в Южную Африку

На втором курсе нам дали на выбор 10 архитектурных проектов. Девять из них были разбросаны по всей Англии, и только один был связан с Южной Африкой. Я заранее знала, что выберу именно его. На этот проект берут только лучших учеников. Поэтому пришлось постараться, но это того стоило.

В команде из 30 студентов и наших педагогов мы будем проектировать дизайн школы в провинции Лимпопо, в деревне рядом с городом Тзанин. В самом городе дела обстоят более-менее нормально. Но как только выбираешься в окрестности, начинается жесть.

И я не знаю, что может быть лучше, чем уже на втором курсе самостоятельно спроектировать здание, где потом будут учиться дети. При этом строить его мы будем тоже сами. Никакой помощи от профессиональных строителей не будет. Если, допустим, нужно будет класть кирпич, значит нас сначала научат, как это делать, а затем мы собственноручно будет выкладывать школу из кирпича.

Речь здесь идёт о том, чтобы дать детям единственную возможность получить образование. Для нас это норма, а там это мечта.

Чтобы начать проектирование, мы три недели исследовали жизнь в Южной Африке. Люди живут там настолько бедно, что школ просто нет. Дети целыми днями проводят время на улице.

Другие группы в университете разрабатывают проекты торговых центров и больших офисных зданий в Лондоне и Кардифе. Со стороны это выглядит очень здорово. В этих проектах много креатива, современных технологий и свободы фантазии. Мы же, проектируя школу, сталкиваемся с жесткой реальностью. Нам нужно учитывать, что в деревне нет доступа к воде и электричеству, и местные жители готовят еду на костре.

Но, по-моему, знание основ тоже необходимо и пригодится потом при строительстве современных зданий. Ведь, участвуя в таких проектах, на подкорку закладывается забота о человеке. Проектируя школу, ты обязательно думаешь об удобстве детей. На проекты для людей твоего возраста обращаешь меньше внимания, так как сам ежедневно сталкиваешься с этими пространствами.

Чего не хватает Самаре

Когда реализуем проект в Африке, планирую окончить университет, а потом работать над похожими проектами. Не исключено, что вернусь в Россию. Ведь если выехать в некоторые российские деревни, то обнаружим ту же нехватку школ и бедность. Подобный проект здесь будет очень полезен.

Касательно непосредственно Самары – я бы занялась реставрацией деревянных построек в историческом центре. Это настоящее наследие и гордость нашего города.

Ещё бы я хотела развивать в России проект частного общежития. В Ноттингеме я поняла, насколько это удобно. Не нужно переплачивать за аренду квартиры или жить в антисанитарных условиях российских бюджетных общежитий.

Возможно ли Самару сделать лучше  

Можно предложить ещё уйму проектов, но реализовать их в России практически невозможно. Самару можно сделать лучше, но нужен план действий на ближайшие 20-30 лет. Ещё уйму проектов можно реализовать, но только после того, как чиновники и архитекторы начнут работать вместе, чтобы создать уютный город.

gnh8aodZDy0

Если с Южной Африки постоянно приходят запросы на строительство школ и детских садиков, если они предлагают любые пространства, только бы к ним приехали, то у нас, наоборот, просят землю и сами хотят ею распоряжаться.


P.S.: Подробнее узнать о проекте и внести свой вклад в строительство детского садика в Лимпопо можно по ссылке. Каждый фунт, каждые 100 рублей могуть быть решающими в их жизни африканских детей. Пожертвования можно вносить уже сейчас!

Эти деньги пойдут только на постройку школы, билеты и проживание участники проекта оплачивают сами.

Фото обложки отсюда

Следите за нашими публикациями на Telegram на канале «Другой город»ВКонтакте и Facebook