КУЗНЕЦ НУЖЕН?

Кузнец Александр Яшин о самой горячей мужской профессии

 1 466

Автор: Антон Черепок

Само словосочетание «кузнечное дело» воспринимается большинством как нечто архаичное. В голове рисуются образы огромного мастера в кожаном фартуке, пылающий горн и раскаленные пруты железа, превращающиеся в подковы, изысканные декоративные элементы и смертоносные клинки. Как ни удивительно, но современный кузнец и внешне не слишком отличается от своих предков и изготавливает он ту же продукцию. Разве что лошадей стало намного меньше и большинство кузнецов теперь занимается исключительно художественной ковкой.

ДГ побывал в кузнице Александра Яшина и выяснил, насколько актуальна профессия кузнеца, что она из себя представляет и насколько сложно выучиться кузнечному делу.


Огромный двухметровый Александр может считаться эталоном представителя древнейшей и легендарной профессии. Как и положено настоящему кузнецу, он производит впечатление уверенного в себе человека, любящего свое дело и себя в нем. Первое правило нашего разговора — только на ты.

_MG_7912

- Как ты стал кузнецом?

— Я сам из Ульяновска. Закончил Ульяновский педагогический университет, преподаватель труда и технологии. Проработал год по специальности, но 6 тысяч рублей в месяц мне показалось недостаточно — не хватает для себя совершенно, о семье и говорить нечего. Решил, что нужно что-то менять. Все получилось просто. Пошел в ближайшую кузницу учеником и освоил профессию.

- Просто так решил: «А почему бы и не кузнецом?» Или были мысли до этого?

— У меня отец — промышленный кузнец. Он меня с детства научил работать с инструментом. Вообще, учил всему, что должен уметь любой мужик. И столярному делу, и слесарному. Очень родителям благодарен за все, что они для меня сделали.
Когда я пришел в кузницу, то уже умел варить и освоил профессию меньше чем за год. Потом захотелось свое дело. В Ульяновске конкуренция была очень большая, так что выбрал ближайший большой город, чтобы к родным быть поближе, и переехал в Самару. Вот с 2009 года здесь.

_MG_7853

Мы отходим чуть в сторону от большого ангара, в котором расположилась кузница, чтобы постоянный грохот кузнечных молотов и визг болгарки не мешали разговору. Александр разгибает толстый металлический прут, держащий вместо замка ворота гаража. Извиняясь за беспорядок, двумя движениями отбрасывает ворох спецодежды и показывает изумительную кованую лавку.

— Вот. Хотел поставить у нас в парке в поселке Управленческий. Но достали меня с этой бюрократией. Одни бумажки, согласования, из кабинета в кабинет. Надоело все это, бросил идею. Либо тут поставлю теперь, либо продам. У меня такие лавки по 29 тысяч разбирают. Просто хотелось людей порадовать.

_MG_7874

- То есть есть у тебя тяга к прекрасному и жажда общественной деятельности?

— Конечно! Я вообще очень хочу работать с администрацией города, размещать свои работы. Возле ЗАГСа на ул. Молодогвардейской установили «Дерево любви», например. Не совсем то, что я хотел, конечно, но там Love Радио заказывали. Периодически ездим в парк Гагарина чинить «Велосипед детства», ломают его там регулярно. Я же готов почти бесплатно такие вещи делать. Главное, металл купить. С сентября, кстати, буду вести группу прикладного искусства в ДК «Юный техник» для ребят. Участвую в выставках, стараюсь рассказать о профессии.

_MG_7892

- Заказов много?

— Заказов много. У меня и богатые делают заказы, и простые люди. Делаем кованые лестницы и мебель, решетки на окна, оградки.

- А оружие?

— Массового производства не обещаю, но мечи и доспехи могу выковать, если ты об этом! Мы сотрудничаем с историческими клубами, делаем для них амуницию.

- То есть кузнец не останется без работы?

— Нет. Это такое дело, которое будет востребовано всегда.

_MG_7895

- Когда мы с тобой виделись на выставке инновационных достижений в СамГУ, ты говорил, что набираешь учеников. Много желающих?

— Знаешь, объявление у меня до сих пор размещено. Из всего восьми откликнувшихся остался один. Кому-то «дышать нечем» или «грязно», пугаются тяжелого физического труда. Это дело действительно нелегкое. Бывает, и конфликтуем, всякие рабочие моменты. Так никто и не обещает, что легко должно быть.

_MG_7937

- Мужская работа.

— Абсолютно.

- Есть свои приметы у кузнецов?

— Множество! Да все не упомнишь, в работе проявляется. Ну вот нельзя сидеть на наковальне, сжигать мусор в горне. Огонь священен. У нас с этим строго, за брошенный окурок может здорово «прилететь»! Я люблю эти традиции. Есть что-то в этом. Я люблю работать в льняной рубахе, кожаном фартуке — кузнец должен выглядеть как кузнец. Совсем другие ощущения.

_MG_7896

Александр уходит в подсобное помещение и выходит с учеником. Оба одеты, как будто сошедшие с сказочной картины, но у остальных кузнецов ни тени ухмылки, скорее, даже зависть.

_MG_7934

Кузнецы не похожи на ряженых. Их традиционная одежда красива прежде всего своей функциональностью. Когда на раскаленную заготовку начинают обрушиваться удары молотов, зрелище завораживает.

_MG_7927

Уже прощаясь и потирая онемевшую ладонь после крепкого рукопожатия, задаю вопрос про будущее дела.

- Будет когда-нибудь Александр Яшин сидеть в кабинете в белоснежной рубашке, наблюдая за работой кузницы через окно, как настоящий босс?

— Не могу себя представить без наковальни! (смеется). Может быть, когда не смогу поднять молот или найду какое-нибудь другое увлечение. Но сейчас не представляю себе жизни без работы в кузнице.

_MG_7915

Фото: Анар Мовсумов