ВЫЙДИ ИЗ КОМНАТЫ

«Чай-Чай Выручай» и «Кондалы» на городских улицах: кто и зачем учит детей старым дворовым играм

 362

Автор: Евгения Новикова

«Гуси-гуси», «Вышибалы» и скакалка на площади Куйбышева, «Заря — Заряница» и догонялки пузырем в парке Гагарина, «Путаница» в Крутых Ключах и на Воронежских озерах — это не что-то из прошлого. Это про тех современных детей, кому повезло — их накрыло волной энтузиазма неравнодушных педагогов, которые уже несколько лет целенаправленно выходят в самарские парки и скверы просто так с детьми играть. Каждый год к проекту подключаются новые заводилы, готовые возрождать дворовую культуру, чтобы в мире технологий не потерять живого человека.

Татьяна Зиновьева и Дарья Марченко работают в детско-родительском центре «Обережка». У обеих — дети (У Татьяны — два сына, у Дарьи — три сына и дочь), которых они маленькими брали с собой на работу, а в перерывах между занятиями водили на уличную площадку, где играли с ними и другими ребятами.

— В какой-то момент мы заметили, что год от года у детей на улице все меньше и меньше физических навыков, — рассказывает Татьяна. — Пришла мысль о том, что наша дворовая культура растаяла. Все стали жить в огромных домах и дворах, где никто друг друга не знает, и дети сами по себе не гуляют. Одновременно с этим ушла традиция дворовых народных игр. Когда я начала изучать этот вопрос, то увидела, что уже 100 лет назад педагоги писали о том, что игры упрощаются, потому что жизнь ускоряется, и человек теряет способность следовать каким-то хитрым правилам.

KlaReztKIVU
Педагоги центра «Обережка». Дарья — крайняя слева в первом ряду, Татьяна — вторая справа во втором ряду.

Невеселые наблюдения побудили мам-педагогов активнее играть на улице — это началось около восьми лет назад. В 2014 году инициатива переросла в общественный проект центра «Обережка», а в этом году состоялся уже второй городской фестиваль игр: все лето взрослые и дети играли на разных площадках, а первую неделю сентября заводилы выходили на улицу каждый день в нескольких местах одновременно.

Пространство для безопасного риска

— Первые несколько лет, когда мы играли на улице с детьми, взрослые смотрели на нас как на идиотов, кто-то даже полицию вызывал. Конечно, у нас опускались руки и пропадал интерес, но не покидала мысль о необходимости продолжать — нужно было просто понять зачем, — говорит Татьяна. — Я нашла себе меркантильную цель, которая греет душу: хочу создать вокруг себя пространство, в котором моим детям будет комфортно жить. Мне важно, чтобы к тому моменту, как мои сыновья начнут выбирать себе невест, в городе было достаточное количество хороших, активных, здоровых девчонок, которые умеют играть.

Главные заводилы в один голос говорят: игра — это основной развивающий вид деятельности для человека. При этом нельзя путать процесс игры с игровым обучением, цель которого — каким-то увлекательным способом вложить в ребенка определенные знания.

- В игре есть задача, которую можно выполнить всеми доступными мне способами. Например, со скакалкой: хочу на одной ноге прыгаю, хочу — на двух. Потом, в процессе игры у ребенка формируются такие качества, как воля. Он видит свои возможности и их предел, видит, куда нужно стремиться. Не учитель ему навязывает, какие нормативы он должен выполнить по приседаниям, — объясняет Татьяна.

86vbPKTpbyY

Игра, добавляет Дарья, это пространство для безопасного риска и возможность пережить неудачу, которых нельзя лишать детей.

— Дети должны научиться чувствовать границы, понимать, что опасно. Пусть лучше сейчас они столкнутся в игре лбами, чем свернут где-то шею, потому что не знают, как может быть больно, причем не только им, но и другому человеку. Ведь если я сам опыт боли не пережил, то могу кого угодно ударить — вот что самое страшное, — говорит Дарья. — Потом, в игре всегда есть риск, что не получится. Но здесь с неудачей легче справиться — жизнь не заканчивается на проигрыше, ты бежишь дальше и выигрываешь. Этот механизм отлаживается и потом становится жизненной стратегией.

Важны именно подвижные игры — не настольные или какие-то другие, потому что мозг, психический и эмоциональный интеллект развиваются за счет движения, говорят педагоги. Но в жизни современных детей очевиден дефицит движения, и он приводит к тому, что они легче травмируются — официальная статистика из года в года отмечает постоянный рост детского травматизма.

— Многие дети неловкие, не умеют бегать, прыгать, лазить… Приглашая на игру, мы предупреждаем: нужна такая одежда, чтобы закрыть локти и коленки. Раньше мы искали площадки помягче, но в этом году уже играем на асфальте. Всегда берем с собой пластырь и перекись, но ничего такого страшного не происходило, — рассказывает Дарья.

Некоторые игры приходится адаптировать под возможности современных ребят, некоторые — откладывать до поры до времени.

— Наши любимые «Кондалы», в которые многие играли в Советском Союзе, сейчас проводить в неподготовленной компании нельзя. Игра контактная и требует ловкости, чтобы не причинить другому боль — нужно порвать цепь и при этом никого не покалечить. А у детей плоховато с координацией и чувством чужих границ. Мы сталкивалась с тем, что очень больно играют, — приводит пример Татьяна.

Заводилы vs аниматоры 

Играют сегодня в разных районах города — на Маломосковской, в парке Дружбы, во дворике Музея модерна, в Кошелеве.

— Я играю в парке Щорса и есть ощущение, что я там занимаюсь социальной адаптацией мигрантов. Немало многодетных семей из стран Центральной Азии, и дети достаточно ловкие, потому что дворовые. Они легко идут играть, даже не зная языка! Мы их погружаем в нашу культуру с гуслями, хороводами — им нравится. В других местах наверняка своя специфика, — замечает Дарья.

6hOUovERH6o

У каждого педагога или инициативного родителя — своя площадка и набор любимых игр. Говорят, лучше, чтобы игры повторялись — дети начинают их узнавать, запоминают и спокойнее себя чувствуют в процессе, могут получать настоящее удовольствие от игры — а что еще нужно?

— В нашей жизни много аниматоров, которые тебя развлекают, и ты делаешь то, что тебе говорят, повторяешь движения и слова, но тебя там нет, ты не принимаешь решения. А потом тебе за это еще что-то дают, — рассуждает директор центра «Обережка» Светлана Корнеева. — В игре, напротив, есть импровизация и вариативность, а в конечном счете — самоорганизация. Мы радуемся, когда дети играют без нас и получают удовольствие от общения друг с другом — еще какой-то награды им уже и не надо.

Назад к дворовой культуре

Педагоги замечают, что уже как минимум с прошлого года «стенки» между ними и родителями будто не стало — да, не все хотят участвовать в играх, но страх и агрессия как ответная реакция на появление заводил во дворе уходят.

— Работа с родителями — главная цель проекта, — признается Дарья. — Нужно, чтобы они поняли, как важно, чтобы дети снова начали играть во дворе, а мы — наблюдать за ними из окошка. Это наша глобальная мечта. Потому что мир не настолько опасен, как мы себе придумали, сейчас даже качели на веревках стали делать. Я из тех детей, которых качеля по голове стукала — ничего, все выжили.

Заводилы подчеркивают: идеально, когда родители не просто наблюдают, а играют вместе с детьми. Это самая простая истина педагогики — ребенок учится всему рядом с родителем, если взрослому это нравится.

— Родителей пытаемся вовлечь всяческими ухищрениями. Потому что сейчас маятник качнулся в другую сторону: увидели незнакомую тетю и ребенка ей вручили — заберите, сделайте хорошего. А кто я такая? С гуслей пришла на площадку, детей за хвост себе прицепила — Крысолова напоминаю себе в этот момент. Куда я их поведу, что я им скажу? А мамы с телефонами идут за мной… — рассказывает Дарья.

NGVjv0YYoa4

Подвижные игры на улице — только первый шаг к тому, чтобы возродить культуру двора. Некоторые уже не только играют, но и поют песни под гитару, и осваивают круговые танцы.

— Это рискованный проект, и больше для взрослых, но отзывы очень хорошие, — говорит Дарья. — В каждом народе были такие танцы, у нас — хороводы, но настоящие русские хороводы — это сложно, не для средних умов, поэтому мы их не танцуем. В танцах нужно вспомнить, где руки и ноги, где лево-право. Приходится сосредотачиваться и думать только о том, куда поставить ногу — многомерность нашего засоренного мышления в этот момент схлопывается, и удовольствия немерено. Ты в этом моменте находишься, здесь и сейчас. Люди улыбаться начинают. Мы видим, как все потихоньку выбираются из своих нор — нам слишком друг друга не хватает.

Фото предоставлено организаторами фестиваля

Следите за нашими публикациями в телеграме на канале «Другой город»ВКонтакте и Facebook