«Театр – это вторая религия»

Умер гендиректор драматического театра Вячеслав Гвоздков

 750

Автор: Максим Фёдоров

Вчера, 21 января, скончался генеральный директор Самарского академического театра драмы имени Горького, заслуженный деятель искусств РФ Вячеслав Гвоздков. Ему было 70 лет.

Гражданская панихида состоится во вторник, 23 января, в 12:00 в большом зале театра. Вячеслава Гвоздкова похоронят в Санкт-Петербурге.

Гвоздков занимал пост гендиректора самарского драмтеатра с 1995 года. Он поставил более 150 спектаклей в России и в Европе. С 1990 по 1995 годы работал художественным руководителем санкт-петербургского театра «Балтийский дом». Также был директором международного театрального фестиваля «Балтийский дом».

В мае 2016 года Вячеслав Гвоздков рассказал ДГ о закулисье самарского драмтеатра, своих надеждах и страхах. Приводим полную цитату.

Без-имцени- Работа над постановкой всегда идет тяжело. В моей жизни редко бывало так, что спектакль складывался сам, как самолёт, отрывающийся от земли в свободном полёте. Это очень редкие моменты, но очень счастливые. Тогда понимаешь, что всё получилось.

Я отношусь к типу режиссёров, которые панически боятся пустых мест в зрительном зале. Я люблю театр успеха. Прежде всего для меня такой театр связан с драматургией, хотя важен и состав труппы. Думаю, театр принадлежит молодым, он должен пополняться «свежей кровью», другого пути у него нет.

Финансовый кризис сильно сказался на нашей работе. Мы вынуждены зарабатывать деньги, но это противоречит самой природе театра. Репертуарный театр должен быть независимым. Конечно, театр – дело убыточное. Его ведь нужно содержать, где-то хранить декорации, платить труппе. В этом году резко сократились дотации со стороны области. Неплохо живут только те театры, которым выделяется федеральная поддержка. Мне даже обидно, что, кроме бюджетной зарплаты, у нас практически ничего нет, даже коммунальные услуги теперь оплачиваем сами. Существуем только за счет того, что много работаем.

Мы не антреприза, хотя я не против допускать в репертуар комедии. Если зритель в афише увидит трагедию, он наверняка подумает: «Зачем мне это нужно? У меня и без этого трагедия в жизни: мужа с работы уволили, батон подорожал на двадцать копеек». Сегодня настолько тяжёлая жизнь, что человек хочет отвлечься и забыться от реальности. Так что комедии нужны, лишь бы они не занимали большую часть репертуара.

В фойе нашего театра стоит макет будущего здания театра. Эту реконструкцию хотели начать еще десять лет назад. Сложность тогда была в расположении новой части здания. Я не смог договориться с градостроительным управлением по этому поводу, и деньги отдали на реконструкцию театра оперы и балета. Однако нам по-прежнему не хватает площадей, нет камерной сцены. Та, которая её заменяет, на самом деле репетиционный зал. Реконструкция нашего нынешнего помещения будет стоить не меньше шести миллиардов, из которых больше половины уйдет на техническое оснащение сцены. Но как в песне у Высоцкого: «Где деньги, Зин?» Так что все разговоры о том, что наше здание готовят к реконструкции, к реальности не имеют никакого отношения.

До конца этого года у нас не запланированы премьеры. «История лошади» – последний спектакль, а дальше просто репетируем то, что есть. Будут деньги – будем думать над чем-то новым. Возможно, «вытащим из сарая» старые постановки, которые не прошли на сцене должное время. Может быть, восстановим «Амадеус» или «Лес», хотя актёрскую замену паре Амелин-Белов найти будет очень сложно.
Почему в России возник репертуарный театр? Потому что театр – это вторая религия. Я воспринимаю театр как храм, как церковь. Он должен влиять на жизнь зрителей, ведь есть спектакли, которые годами не выходят из головы.

Я собирался уходить из театра, когда мне исполнится семьдесят лет. Но на сегодняшний день я не могу предложить кандидатуру, которая была бы в состоянии возглавить драму. К тому же, у меня еще есть какая-то надежда, что получится осуществить историческую миссию – реконструкцию театра. Новое здание построить дешевле, чем реконструировать старое, поэтому я предлагал администрации построить его на месте летнего театра в Струковском, но неполучилось. Самара – один из многих крупных городов России с очень небольшим количеством театров. За всё время существования СССР в городе не было построено ни одного театрального здания, но, несмотря на это, Самара, как и прежде, остаётся театральной меккой. 

Редакция ДГ выражает соболезнования родным и близким Вячеслава Гвоздкова.

Фото обложки отсюда

Следите за нашими публикациями в Telegram на канале «Другой город»ВКонтакте и Facebook