ЭТОТ ГОРОД В ВОДЕ

Наталья Фомина о самом эпичном самарском половодье

 6 438

Автор: Редакция

По просьбе ДГ Наталья Фомина вспоминает наводнение 1979 года, когда «пришла большая вода» и никого не пощадила.

Иногда меня пугает большая вода – река Волга, например. Я не боюсь утонуть — захлебнуться, кашлять, отплёвывать воду, крутить головой, потом устать и вдохнуть, пробовать дышать водой, не преуспеть и закрыть, наконец, глаза. Я боюсь совсем другого. Реки и озёра – это священные места, здесь обитают боги. В полнолуние великий бог Номмо спускается с небес в ковчеге с предками людей и животных, сам прячется в волнах, готовясь к рассвету поглотить город на берегу, сонных жителей, сражающихся с орущими будильниками и полупустыми тюбиками зубной пасты.

Или бог Номмо тут ни при чём, а жив кошмар детства, пришедшегося на эпоху холодной войны, гонки вооружений и страха ядерной бомбы. Ядерная бомба может взорваться просто, а может уничтожить плотину ГЭС под Тольятти, тогда волна высотой сорок метров за сколько-то там минут накроет Самару. Об этом много говорили мои одноклассники, и я знала девочку, которая держала буквально под подушкой, под матрасом банку консервов и сухари – паёк на случай, если придётся бежать от большой волны. Бежать особенно некуда, и сухари подмокнут, но она следила за сроком годности кильки в томате и время от времени заменяла сухари новой, свежей порцией.

Соседка вспоминает (наш дом стоит близко к Волге): «Вода прибывала по ночам. Утром выглядывала и боялась увидеть улицу Максима Горького под водой. Там же ещё троллейбус тогда ходил, и вот у меня как-то замкнуло в голове, что если троллейбус затопит, то всюду появится электричество и нас убьёт током. Паника просто. Муж надо мной смеялся, но я успокоилась, когда Волга отступила».

Когда Волга разлилась, старуха была одна. В общем, у неё была, конечно, возможность выйти из дома и взобраться хоть на горку, хоть куда. Но почему-то она осталась в комнате, очевидно, залезала сначала на стул, потом на стол, потом на невысокий сервант, и именно там, на серванте, умерла – сердце.

Преподаватель куйбышевского пединститута: «Корпус, где мы работали, располагался прямо на набережной, через дорогу, и вообще в какой-то, наверное, яме, потому что в один из дней в лекционную аудиторию с плачем и криками забежали студентки – через парадную дверь хлестала вода. Так к нам пришла Волга. Вода прибывала очень быстро, и требовалось определённое мужество, чтобы ступить в эту реку, идти по колено в холодной воде, а тебе навстречу плывут вдруг мусор и льдинки».

Владельцы дачных участков на Сухой Самарке каждую весну готовятся к половодью. Антонина, хозяйка дачи со стажем: «Точно не скажу, какой это был год, но лет тридцать назад мы даже съехать с трассы не могли – территорию дачного посёлка залило так и настолько, что передвигаться можно было только вплавь. Находились люди, что на резиновых лодках совершали заплывы. Заборов даже не было видно, крыши да высокие деревья торчали. Мой дом не сильно пострадал, а вот в доме напротив случилось большое несчастье. Они не то чтобы там зимовали, но очень рано начинали сезон, чуть не в феврале, ставили теплицы, вели большое хозяйство. Покупали ранней весной цыплят, растили, сдавали на мясо. И вот у них в доме всю неделю жила старуха-мать, а сами хозяева приезжали по пятницам. Когда Волга разлилась, старуха была одна. В общем, у неё была, конечно, возможность выйти из дома и взобраться хоть на горку, хоть куда. Но почему-то она осталась в комнате, очевидно, залезала сначала на стул, потом на стол, потом на невысокий сервант, и именно там, на серванте, умерла – сердце».

Алексей: «Дачный участок получила жена от «Волгабурмаша» году в семьдесят втором. Аккурат напротив Коровьего острова. Пришли первый раз смотреть – пустырь, ветер гоняет мусор, сорняки. Мы с ней здорово взялись за сад! Фруктовые деревья посадили, какие молодые, а какие зрелые привезли из питомника. Малину, смородину. Облепиху – мужское дерево и женское. Ёлки посадили в углу, семь штук. Короче, выложились по полной. А через шесть лет пришла большая вода. Наши ёлки даже макушками не торчали, полностью скрылись. До дому дойти пешком было невозможно, так как вода стояла в человеческий рост. Потом начала спадать, и мы сразу, конечно, погребли смотреть на разрушения. Хорошо тем, у кого сапоги имелись резиновые, высокие. Ничего так особенно не случилось, только буфет рассыпался, а растительности нашей так даже на пользу пошло. С тех пор еще несколько раз так по-крупному заливало. Я каждую весну с тревогой жду половодья. Всё-таки стихия!»

Сегодня тронулся лёд. В городе горы, завалы снега, который если зимой куда-то и вывозили, то с одной улицы на другую. Солнце шпарит, комиссии по паводку заседают, с Куйбышевской ГЭС передают какие-то замеры и цифры. Волга вскрылась, и всё начинается заново. В такие дни трудно не представлять себе каждую минуту новый рельеф Самары – когда в окна домов вместо редкого солнечного луча будут стучать волны, прислоняться вывернутыми губами рыбы и заглядывать великий бог Номмо, тараща глаза.

Текст: Наталья Фомина, фотографии Владимира Самарцева 


Эти и другие бесценные фотографии Самары разных годов есть в книге Владимира Самарцева «Невиданная Самара».

Как купить книги: альбомы Владимира Самарцева продаются в магазинах нашего города по цене от 3000 до 5000 рублей за каждый. Например, их можно найти в антикварной лавке на Садовой рядом с театром «Самарская площадь». Если вы хотите купить альбом непосредственно у автора по цене значительно более низкой, обращайтесь по телефону +7-987-955-10-40 (Дария) или в «ВКонтакте».