ФАКТОРЫ СТРАХА

Психолог о том, какие страхи преследуют горожан и в чём их причина

 906

Автор: Антон Черепок

Когда вы идёте по пятнадцатому микрорайону в безлунную ночь в зауженных джинсах, а последняя модель айфона надрывается рингтоном на мотив It’s Raining Men, hallelujah, ваше чувство страха перед тёмными проёмами арок в панельных домах абсолютно нормально и рационально.

Но мы стесняемся признаться, если испытываем страх замкнутого пространства, заходя в лифт, пересиливаем себя, оказавшись на большой высоте. Фобий, которым подвержен житель большого города, очень много, разобраться со своими страхами самостоятельно не всегда под силу, а идти за помощью зазорно.

В последнее время к психологам стали обращаться чаще и уже без того стыдливого чувства «как бы никто из своих не узнал». Но психиатр и психоаналитик по-прежнему считаются у населения врачами для совсем запущенных случаев.

ДГ поговорил с Алексеем Фомкиным, психологом-консультантом, кандидатом педагогических наук, чтобы разобраться, какие страхи преследуют жителей больших городов, откуда они берутся и как с ними бороться.

1403399_581028471947153_1737063918_o

- Алексей, какие самые распространенные страхи (фобии) у горожан и с чего всё начинается?

— Для начала давайте определим, что такое фобия (от греч. φόβος – страх). Это симптоматическое устойчивое переживание чувства сильной и излишней тревоги, которая постепенно перерастает в иррациональный неконтролируемый страх.

Жизнь горожанина априори содержит много опасностей: насыщенность событиями, необходимость принимать решения, высокий темп, недостаток времени создают опасность эмоциональной перегрузки, и в этом смысле фобия как симптом может быть своеобразным способом защиты.

Как правило, этот страх возникает в определённых ситуациях или в присутствии (ожидании) некоего объекта или события. Важная характеристика фобии – её навязчивый характер. Человек не может логически объяснить себе причину этого страха и постепенно начинает избегать ситуаций, которые, как ему кажется, могут спровоцировать приступ тревоги.

Жизнь горожанина априори содержит много опасностей: насыщенность событиями, необходимость принимать решения, высокий темп, недостаток времени создают опасность эмоциональной перегрузки, и в этом смысле фобия как симптом может быть своеобразным способом защиты.

Начинается с тревоги, но только нужно помнить, что тревога в целом — явление нормальное, в некотором смысле естественный ответ психики на определённые воздействия, как правило, на новые или неизвестные обстоятельства.

Представители старшего поколения в нашей стране в массе довольно высоко тревожны. Здесь влияние от войны до обычной нестабильности в жизни. Из-за ожидания того, что всё время может что-то случиться, повышенное желание контролировать всех и вся.

Самый простой пример – знакомство с новым человеком у нас всегда вызывает тревогу. Вопрос о количестве тревоги и в том, создает ли она препоны для нашего нормального функционирования. Конечно, существуют факторы, провоцирующие тревожность. Это может быть неблагополучное детство, авторитарное воспитание и чрезмерные требования к ребенку – отсюда ужас несоответствия, повышенная тревожность родителей.

В принципе представители старшего поколения в нашей стране в массе довольно высоко тревожны. Здесь влияние от войны до обычной нестабильности в жизни. Из-за ожидания того, что всё время может что-то случиться, повышенное желание контролировать всех и вся. Этому «помогает» и телевизор, который все время запугивает людей по любым поводам. Враги и там, и здесь…все мы ими окружены и вот-вот всё рухнет.

- По данным Всемирной организации здравоохранения, у каждого четвертого жителя Земли выявляется какое-нибудь психическое отклонение. Боязнь открытого или замкнутого пространства, темноты, высоты относятся к этому или речь о чем-то более серьёзном?

— Думаю, речь идёт о всём многообразии психических расстройств. На мой взгляд, сегодня очень распространена агорафобия, боязнь открытого пространства, всё чаще идущая под руку с панической атакой. Многие терапевты считают, что это в принципе одно и то же.

Культ успешности подстёгивает боязнь бедности.

У социально активных людей часта боязнь перелётов – аэрофобия, а также клаустрофобия, которую могут провоцировать и остановки в туннеле, и застревание в лифте, застревание в пробке.

То, что мы толчёмся в очень небольшом пространстве города, может провоцировать бактериофобию – боязнь заражения крови, соприкосновения с поручнями, людьми.

Культ успешности подстёгивает боязнь бедности.

- Депрессия имеет отношение к фобиям?

— Депрессия и фобия – разные вещи. Конечно, в психике конкретного человека они могут соседствовать, но прямой связи между ними нет. К типичным (основным) симптомам депрессии относятся подавленное настроение, не зависящее от обстоятельств, в течение длительного времени (от двух недель и более); ангедония — потеря интереса или удовольствия от ранее приятной деятельности; выраженная утомляемость, упадок сил, характеризующиеся стабильностью данного состояния (например, в течение месяца). Как видно, фобии здесь нет.

- Как понять, что с тобой что-то не так?

— Ну, конечно, почувствовать. Человек, как правило, хорошо ощущает, когда что-то меняется в психике, но не всегда может точно определить, насколько серьезны эти изменения.

Однозначно бить тревогу нужно тогда, когда фобия, тревога, страх начинает мешать обыденной жизни: заставляет ограничивать себя, свои действия, желания…Если человек хочет пойти в театр, но из-за тревоги оказаться с большой толпе он останавливает себя и не остаётся дома.

- За последние сто лет Самара пережила два переименования, превратилась из купеческого города в индустриальный центр, а после распада СССР вновь ищет своё место. Насколько подобная ситуация сказывается на жителях?

— Здесь главный вопрос — в идентичности городского жителя.

Идентичность – база, стабильность, какая-то понятная картина себя, мира и своего места в мире. Когда картина рушится или резко меняется, человек начинает сильно вибрировать, переживает стресс, и, конечно, вероятность возникновения фобических расстройств вырастает.

- Заразны ли фобии?

— Я бы не преувеличивал опасность заражения. Всё-таки психическая болезнь – не вирус, который может к вам перепрыгнуть! Но, конечно, определенные механизмы заражения существуют.

Опасность заражения есть в группах подростков, они вообще поддаются сильно групповому давлению – влиянию собственной группы.

В семье повышенная тревожность одного или двух родителей передаётся детям, результаты этой передачи будут индивидуальны в каждом случае.

Что касается толпы — чем меньше рефлексии, тем больше опасность индукции. В толпе самосознание индивидов значительно снижается, поэтому она и может быть охвачена определенной эмоцией, в том числе и страхом. Здесь опять надо понимать, о какой толпе речь.

Безусловно, опасность заражения есть в группах подростков, они вообще поддаются сильно групповому давлению – влиянию собственной группы. Фактически они меняют родительскую группу, в которой выросли, на группу сверстников. Меняют ценности, отношения на иную модель. И им страшно, они тревожны и поэтому часто агрессивны, особенно когда они в группе. Такой подросток дома будет не таким, как в группе сверстников.

- Насколько может исказиться восприятие окружающей действительности у человека, который не сопротивляется своим страхам? Может ли это сделать человека опасным для окружающих?

— По поводу сопротивления страхам. Мне кажется, это не очень корректная формулировка. Важно не бороться, а осознавать и работать со страхом и собственной тревогой. Чем выше уровень рефлексии человека и его способности соприкасаться со своей эмоциональной сферой, тем выше защита от страха, тем страх более контролируем и понятен.

Точнее я бы сказал так: страх порождает агрессию. Когда страх не осознаётся, он переворачивается, он вытесняется, и начинает работать механизм козла отпущения. Ищутся группы, люди, на которых перекладываются все возможные ужасы.

Фобическую природу имеет и национализм. Это попытка разделить наши — не наши. И не наши очень опасны, они демонизируются.

В начале ХХ века перед революцией было такое массовое помешательство, которое сегодня выглядит комично. На полном серьёзе считалось, что евреи на своих богослужениях пьют кровь христианских младенцев. Это всерьёз обсуждалось…

Сегодня такими козлами отпущени» становятся маргинальные группы типа геев, например. Той же природы спекуляции на детской проблематике и и традиционном детоцентризме: дети как самые незащищенные (якобы). Дети страдают от геев, педофилов и тому подобного зла. Конечно, это провоцирует возникновение страхов.

Фобическую природу имеет и национализм. Это попытка разделить наши — не наши. И не наши очень опасны, они демонизируются.

- Можно ли избавиться от страхов самостоятельно? Например, от боязни высоты, прыгнув с парашютом?!

— В когнитивной психологии есть определенные способы преодоления, как правило, связанные с определенной тренировкой – заставлять себя делать то, чего боишься, многократно, рефлексировать об этом, и в конечном счёте вырабатывается рефлекс и человек получает возможность контролировать свой аффект и управлять им.

На практике люди часто ищут более простые способы. В частности, обратиться к бабкам и экстрасенсам, которые произведут какие ритуальные манипуляции и освободят от страха.

С психоаналитической точки зрения страх, особенно фобический – это симптом, отражение некоего внутреннего конфликта. корни которого в бессознательном. Поэтому эффект будет временным, уйдёт один страх, его место займет другой. Важно понимать, что победить фобию психологическими способами – это нелёгкий труд, может быть, многолетний.

На практике люди часто ищут более простые способы. В частности, обратиться к бабкам и экстрасенсам, которые произведут какие ритуальные манипуляции и освободят от страха. В принципе если человеку это помогает, то почему нет. Конечно, я не говорю о крайних формах шарлатанства.

- Есть ли какая-нибудь профилактика, чтобы не “заразиться”?

— Профилактика: внимание к себе и своим чувствам. Внемли себе. И, конечно, методы релаксации, расслабления, которые каждый выбирает по себе. Может быть и медитация, но с ней нужно аккуратно. Прогулки на природе также отличны, чтение и т. д.

- Приходилось ли вам самому бороться со страхом?

— Из фобий, которые мне знакомы, это аэрофобия. С этим пришлось долго работать, возникла она у меня в зрелом возрасте. В юности, когда я работал в Мариинском театре и объездил с ним почти полмира, естественно, на самолёте, ни о чём таком я и не помышлял. А с возрастом, когда, вероятно, появилась способность оценить угрозы, стало страшно.

Есть у меня и боязнь высоты. Хотя это страх не уровня фобии, но высоту я чувствую… и как-то переживаю!