Вытащить себя за волосы

История о том, как победить рак и создать благотворительный проект

 668

Автор: Редакция

Наталья Арабина признается, что никогда не думала заниматься благотворительностью. До тех пор, пока ее младшей дочери не поставили диагноз: нейробластома надпочечника. Пережив всё, что выпадает на долю родителям, ведущим борьбу с онкологией, Наталья создала проект «Прикосновение». Чтобы помогать другим.

xWcK6XgR1hE

Диагноз

Начало своей истории Наталья излагает буквально в хронологическом порядке: Виктория родилась в 2013 году и стала третьим ребенком в семье. Осенью 2014 года она заболела, подхватила ротавирус от старшей сестры. Врачи отправили Викторию на УЗИ в больницу Середавина.

- Со мной все обращались бережно. Сказали, что у девочки новообразование, скорее всего доброкачественное. Но у меня в голове уже всплыло где-то услышанное: так могут сказать, когда есть подозрение, что у ребенка рак. И эта мысль уже не отпускала.

После обследования поставили диагноз: нейробластома надпочечника. Врачи не скрывали, что опухоль большая.

У нас хорошие доктора, но мало возможностей для качественной диагностики. Сначала нам ставили четвертую стадию, а это шанс на выживание 10%. Мой отец взял протоколы обследования, отвез их в Москву. Там поставили вторую стадию с переходом в третью. А это –  огромная разница. Я мечтаю о том, что однажды наш проект станет большим, и мы сможем закупать оборудование и расходные материалы для качественной диагностики.

N2egsKHVLvU
Наталья Арабина и проект «Прикосновения»

В 2014 году после обнаружения опухоли Викторию отправили в хирургию. После операции — реанимация и сразу  – первый курс химиотерапии.

Локоны в руках

- Что спасало? Такие же мамы, как и я, – вспоминает Наталья. – Мы очень поддерживали друг друга. Я и сейчас могу сказать: там мамы буквально вытягивают друг друга за волосы из отчаяния. Всех новеньких девочек мы обязательно встречали, помогали адаптироваться, поддерживали. И этого я не забуду никогда.

А еще – у меня замечательная семья. Мне помогала мама, меня поддерживал муж. Все время, пока мы были в больнице, ровно в 17.00 он приезжал к нам. Пока он был с Викторией, брала разные вкусные вещи, которые привозил муж, шла на кухню для мам, и мы просто там всё это ели и разговаривали с девочками. Так я получала и поддержку, и передышку. Это было то самое время, которое давало силы жить и бороться дальше. Я знаю, что мужу было очень не просто. Но он оставался рядом и делал всё, что в его силах.

31 декабря Наташу с дочкой отпустили домой – встретить Новый год.

Никто не знал, что впереди у них еще девять курсов «химии» и долгая борьба с болезнью.

- Во время первого курса химиотерапии я все время рыдала. Днем и ночью, - признается Наталья. – Однажды мы смотрели мультфильмы, я гладила дочку по голове и думала, как хорошо, что она остается все такой же красивой, что не выпадают от химии волосы. И вдруг поняла, что ее локоны остаются у меня в руках. Я расплакалась, позвонила мужу на работу. Он приехал. И мы побрили дочь. Для меня это было потрясение. Но я помню, как заглянула в глаза Виктории и вдруг ситуация окончательно стала понятной. Я знала, что эта девочка должна жить.

2Y_8uqtCPcA

После этого становилось страшно еще много раз. Когда рядом умирали дети. Или возвращались в палаты те, кто уже побеждал болезнь. Наташа и ее близкие продолжали борьбу.

Что можно сделать

Наташа поверила в победу, когда в больнице сообщили: последний курс химиотерапии закончен. Девочку перевели на дневной стационар. Но страх за здоровье маленького бойца не пропал.

- Больше всего я боюсь информации о том, что кто-то из детей, которых я знаю, вернулся в больницу, — признается Наталья. – Это очень тяжело. И меня начинает трясти от страха. Я понимаю родителей, которые после выздоровления ребенка просто закрывают дверь для всех знакомых из той жизни. Как будто отрезают кусок прошлого.

Но мы до сих пор общаемся с девочками, с которыми вместе проходили этот путь. Мы разные. У одних, к сожалению, дети ушли, у других – все в полном порядке, у третьих – болезнь вернулось, и начался новый круг. Мы созваниваемся, поддерживаем друг друга, стараемся помогать, собираем даже какие–то небольшие деньги. Для меня это очень важно. Это — близкие люди.

Впрочем, я сама, наверное, полгода после выздоровления дочки не хотела вспоминать про всё это. Но потом поняла, что ситуация меня не отпускает, и я все время думаю: в больнице сейчас есть кто-то, кому нужна помощь. Потому что борьба с онкологией – это очень дорого, и она высасывает ресурсы всей семьи. Мама в это время не может работать, а расходы огромные. Нужны памперсы, влажные салфетки, мази и лекарства. Это огромные суммы. И знаете, я вынуждена признать, что многие мужчины именно в этот момент уходят из семьи. Это происходило на наших глазах, мы вместе с девочками переживали такие моменты. А справиться одной маме очень нелегко.

Я начала искать варианты: что можно сделать? Думала, начну со своей зарплаты покупать какие–то памперсы или влажные салфетки. Приеду, оставлю у дверей отделения на четвертом этаже и убегу.

Но я работала в бюджетной сфере. И было понятно, что такая помощь — капля в море. Потом я вспомнила, что люблю фотографировать, и задумала проводить благотворительные фотосессии. Закончила курсы фотографов, начала действовать, но особых денег это не принесло. Тогда я пришла на реалити-проект «Будь собой-2». Там я ничего не рассказывала о своих планах заняться благотворительностью, позиционировала себя как человека, который хочет стать крутым фотографом. А потом в проект пришла Елена Яшина, которая смогла меня разговорить и привела в фонд «Хорошие истории».

Так и появилось «Прикосновение». Пока мы стараемся решить самые простые проблемы. Памперсы и салфетки, например. У нас пачка памперсов уходила за три дня. Её цена – 1200 рублей. Рядом со мной лежала мама, которая могла позволить себе только самые дешевые подгузники. Я в шоке смотрела на опрелости на теле её ребенка. Поверьте, это была хорошая мама, она отдавала своему сыну все, от недоедания и усталости падала в обморок. Просто она была одна, и ей некому было помочь. 

Еще я планирую найти психологов-волонтеров, потому что мамам нужна поддержка. Да, в больнице есть такой специалист, но его не хватает на всех. Нам нужен тот, кто сможет приходить с 17:00 до 19:00, в то время, когда можно оставить с кем-то ребенка и поговорить.

Мы всему найдем применение. Косметика, например, тот же крем для рук, почему и нет? Мы открыты для любых предложений. Билеты в кино? Отлично, пусть два часа отдохнут мамы, которые в перерывах между курсами химии находят с детьми дома. Батутный клуб? Поверьте, мы и здесь что–то придумаем.

y9JHqTzHGNg

Когда я начала заниматься благотворительностью, то, с одной стороны, удивилась, что многие мне откровенно говорили: «Наташа, в наше время нужно зарабатывать деньги, а ты что делаешь?» С другой – я поразилась, сколько вокруг хороших людей. Перед новым годом мы искали тех, кто сможет превратиться ненадолго в Деда Мороза со Снегурочкой и поздравить наших подопечных. И люди пишут до сих пор, предлагают помощь.

Мы еще в начале пути. Планируем вести просветительскую деятельность. Пока на нашем счету один ролик о том, что особым детям нужны особые подарки. В главной роли снялась Виктория. Но мы не остановимся на достигнутом. И будем рады новым людям: фотографам, готовым устраивать благотворительные фотосессии, мастерицам, которые согласятся проводить мастер-классы, перечисляя часть вырученных денег нашим подопечным.

Виктории уже четыре года. Свои дела в фонде Наташа каждый день завершает в 16:00 — из садика нужно забирать дочку.

Узнать о том, как помочь проекту «Прикосновение» можно в группе сообщества.

Текст: Татьяна Пуш
Фотографии из личного архива Натальи Арабиной

Следите за нашими публикациями в Telegram на канале «Другой город»ВКонтакте и Facebook