УМНЫЙ ЧЕТВЕРГ

Рома Ежевичкин о чёрных рынках в СССР

 792

Автор: Ксения Лампова

15х4 — формат научно-популярных лекториев, где каждое мероприятие — четыре коротенькие лекции длительностью в 15 минут, за которые эксперт в той или иной области рассказывает вам о сложном простыми словами, иллюстрируя их схемами и иногда таблицами с котиками. По четвергам на ДГ будут появляться самые интересные лекции в сжатом формате — ничего лишнего, только по делу.

Роман ЕжевичкинНа этот раз мы законспектировали лекцию историка Ромы Ежевичкина — он рассказал о том, как чёрные рынки появились в СССР, чем они жили и отчего закончились.

Что такое чёрный рынок?

Это альтернативная экономическая система, которая так или иначе восполняет дефицит того или иного продукта или услуги. Понятное дело, что во время войны это, например, хлеб, а в наше время — оружие, наркотики и голландские сыры.

Для того, чтобы чёрный рынок существовал, в него должно входить несколько обязательных составляющих:

— самоорганизация (у черного рынка практически нет супер-босса, с которым бы бился Джеймс Бонд),

— коррупция (потому что нелегальный рынок не может существовать без поддержки правоохранительных органов и власти),

— конспирация (никто не будет подходить к вам на улице и говорить: «Наркотиков не хотите?»),

—  при всём этом чёрный рынок должен быть доступным. Каждый человек должен иметь возможность купить тот или иной товар, который сейчас неправильно продавать.

У чёрного рынка в СССР всё это было. Но был еще один замечательный парадокс: на нём торговали, в основном, легальными продуктами, которые производились в Советском Союзе или привозились извне, но не были запрещены.

Советский чёрный рынок в своей истории прошёл два этапа:

— от Революции до окончания Великой Отечественной войны (ассортимент: продукты, антиквариат, нижнее бельё, ткани);

— от окончания Великой Отечественной войны до 1986 года (ассортимент: продукты, антиквариат, нижнее бельё, ткани, косметика, пластинки, техника, одежда, книги…).

После 1945 года ассортимент чёрного рынка значительно вырос. Советский Союз стал покрываться сетью подпольных торговых производств очень широко — производилось всё, что только можно производить.

Причины столь резкого развития таковы. Во-первых, возвращавшиеся с войны солдаты везли огромное количество трофейных вещей. И если простые солдаты везли часы, сервизы, то высшее офицерство возило всё эшелонами. Во-вторых, солдаты ехали с новым сознанием. Люди, которые дошли до Берлина через Восточную Европу, попали вообще на другую планету. Даже разрушенные войной немецкие деревни были очень непохожи на нетронутые войной куйбышевские. Почему они живут так, а мы по-другому? Плюс на впечатления накладываются трофейные вещи, красивые, качественные — формируется новое сознание.

Дальше — трофейные фильмы. Их показывали в советских кинотеатрах после переозвучки. В частности, фильм «Серенада солнечной долины» подстегнул развитие движения стиляг. Люди видели в кино, что жизнь бывает другая — без собраний, в свободной одежде.

Ну, и дальше свою роль сыграли сугубо технические моменты. Потребительская экономика в Советском Союзе была развита очень слабо. По разным данным, к середине 1970-х годов на потребительскую экономику уходило до 30% всего производства. И даже это небольшое количество товара было не самого высокого качества. А если было хорошего качества, но было некрасивое. Что с этим делать? Конечно, идти на чёрный рынок.

Разберемся с представителями этой цепочки, которых я расположил в порядке возрастания их заработка и опасности их для советской экономики.

Торгонавты — это люди, которые ездили по стране и заграницу. Они везли всё, что только можно было привезти, неважно — простой ты моряк или академик. Торгонавтом был даже Юрий Лоза — у него была семья, а игрой на гитаре много не заработаешь. На гастролях в Прибалтике он набивал свои сумки косметикой, а потом, попадая на гастроли в Новосибирск, продавал. Чем и жил. Также зарабатывали дальнобойщики, таксисты, иностранные студенты, моряки, артисты и музыканты, командировочные — словом, все, кто хоть ненадолго выезжал заграницу.

Дисковики — это Last.fm, Rutracker и Яндекс.Музыка советского периода. Людей этих не очень любили, потому что были они всё-таки спекулянтами. За одну пластинку они просили по 30-50 рублей, четверть зарплаты, если что. А если диск был двойной, то и все 80. При этом они привозили музыкальные журналы, которые потом активно переводились студентами, привозили постеры и футболки. Поэтому вроде и спекулянт, а вроде и разбирается в музыке и может что-то хорошее посоветовать. Дисковики также давали переписать пластинку — стоимость одной копии была от 3 до 5 рублей, в зависимости от популярности группы. Это в итоге и зародило советскую подпольную индустрию звукозаписи.

Фарца — наиболее популярные представители советского черного рынка. К ним всегда относились как к продажным и неприятным личностям. Простой человек на заводе в месяц получает 120 рублей, а он ему джинсы за 150 продает. Ну как можно было к такому человеку относиться? Но к ним шли — за косметикой, за одеждой, бельем, колготками. Джинсы стали символом фарцовщиков — если в советском издании вы видите человека в джинсах, то это фарцовщик или какой-то полууголовный элемент. Нормальный советский человек в джинсах не ходит. А меж тем, фарцовщик должен был одеваться лучше своих покупателей, худо-бедно знать английский или немецкий язык, знать актуальные новости из иностранных газет.

Валютчики — про них известно мало, потому что в какой-то момент валютная статья стала расстрельной. Эти ребята научились зарабатывать на курсе легальном (советском) и настоящем (подпольном). Активно обменивались фунтами, франками и долларами. Ян Рокотов — самая известная среди фарцовщиков и валютчиков фигура, сначала его осудили на восемь лет, а потом приговорили к расстрелу. Имя Рокотова живо до сих пор — он создал джинсовый бренд, который до сих пор продается в Нью-Йорке (там же есть и улица с его именем).

Цеховики — колумбийские наркобароны им в подметки не годятся. В основном это были мелкие подпольные производители-кустари (кое-кто делал из списанных кирзовых сапог женские босоножки, которым не было сносу). Самыми мощными ребятами были директора заводов — на военном заводе, где оптические стекла должны были прокладываться специальной замшей, из этой же замши потом делали куртки. Или еще пример: на одной одесской фабрике пошили джинсы «Левайс», и даже тёртые фарцовщики не заметили отличий от оригинала. Хочу заметить, что лишь малая часть доходов торговли отходила цеховикам. В основном они вкладывались в свое же производство для того, чтобы сдать план. Но и оседало тоже огромное количество средств — у одного задержанного цеховика изъяли 24 килограмма золотых колец.

По разным данным, за фарцу и валюту расстреляли от 5 до 8 тысяч человек.

Без имввени

Власть прекрасно знала о цеховиках. В районах на их средства оплачивались представительские расходы, содержались спортивные команды.

Но ущерб для экономики от деятельности цеховиков был заметен: они использовали государственные ресурсы (сырье, электричество, рабочие) и аккумулировали огромные средства, которые фактически выпадали из экономики. Оборот черного рынка составлял от 10 до 90 миллиардов рублей, и с этим надо было что-то делать.

С 1986 года начинается либерализация. Разрешается мелкое предпринимательство, потом появляется возможность нанимать сотрудников, выходить в советские торговые точки.

Как ни странно, именно освобождение рынка убило большую часть цеховиков. В условиях свободного рынка они не смогли поддерживать прежнюю структуру производства. А вот многие фарцовщики выжили и получили новые возможности для роста своего бизнеса.

И если вы сегодня читаете, что кое-кто купил кое-что за ого-го какие деньги, вполне возможно, что 30 лет назад этот кое-кто бегал от милиции с пакетом джинсов.

Следите за нашими публикациями в Telegram на канале «Другой город»