Контора пишет

Судебный пристав о жизни, любви и алиментах

 971

Автор: Редакция

Судебные приставы трех районов Самары сидят в одном здании, которое зимой, наверное, кажется чуть менее уродливым, чем летом. Зимой все-таки сугробы чуть не до окон первого этажа, зимой немного чище, особенно если снег выпал только что.

Сейчас начало осени, самый дебют, пыльные ступени из бетона, жухлая трава почти вытоптана, потому что тротуары взрыты по моде самарского лета. Десятью метрами левее припаркованы пара КАМАЗов, хотят окончательно рушить кирпично-деревянно-обожженные руины когда-то хорошего дома. Рабочие снуют в касках. Утро понедельника. Табличку «ЗАКРЫВАЙТЕ ДВЕРЬ» ковыряет пальцем девушка с ярким шнурком в волосах. «Я никуда не пойду, - говорит с нотками истерики своей подруге, стряхивающей пепел прямо тут, — мне стыдно». Подруга закатывает глаза, бычкует сигарету и силой проталкивает девушку со шнурком внутрь.

Помимо судебных приставов трех районов в здании размещаются: центр гигиены и эпидемиологии, отдел по защите прав потребителей, управление картографии и кадастрового учета, росздравнадзор и что-то еще, коммерческие фирмы средней руки. И если встретишь взволнованную маму с заплаканной дочкой, отчаянно чешущей голову – то это люди привели своих вшей на освидетельствование в центр гигиены. А если взволнованная мама, согнувшись в поясе, от руки царапает свои паспортные данные в блеклый казенный банк – то она пишет заявление о возбуждении исполнительного производства.

Скорее всего, хочет получить алименты на содержание несовершеннолетнего какого-нибудь ребенка. (Правильно говорить: взыскать алименты.) Судебный пристав-исполнитель, согласившийся покурить с видом на два КАМАЗа, утверждает, что больше всего производств открыто и производится именно по поводу взыскания алиментов.

- Взыскание алиментов, задолженность по уплате алиментов, неустойка по алиментам. Многие думают, что задолженность – это если, например, бывший муж куда-то смылся, пять лет ни слуху ни духу, ни копейки, ни конфетки, яблочка. И вот такая мамашка приходит и говорит: он мне должен за пять лет ровно восемьсот тысяч рублей. А ей никто ничего не должен.

Ей никто ничего не должен, если не подано заявление на взыскание, или если не заверено мировое соглашение у нотариуса, и алименты будут взыскиваться с того дня, как мировой судья подпишет судебный приказ. С этого именно дня и образуется задолженность. Так считает государство.

- Мы что, не люди? — судебный пристав морщит высокий лоб. - Конечно, жалко. Вот только что в кабинете у моего начальника взыскательница так рыдала, что я за валерьянкой бегала, водичкой поила. У нее, главное, еще ребенок инвалид – что-то неврологическое, серьезное. Нужны постоянные массажи, лечение, санатории, питание какое-то специальное, типа исключить все молочное и пшеницу. И сахар. Причем этого вот больного сынка она родила, когда они с должником уже развелись, и были оформлены алименты на старшего сына. Он и их, кстати, весьма периодически платил, так мало того, надо было с ним сойтись по новой и родить второго. Но я не осуждаю, не мое это дело. Теперь только что делать, когда суд отцовство не установил. Генетическая экспертиза? Смеетесь, что ли, она тысяч десять, наверное, стоит, а у взыскательницы бюджет на целый месяц примерно такой.

- Нам указ один – суд. А тут рыдай-не рыдай. Жалко-не жалко.

Теоретически, правда, есть возможность взыскания алиментов за прошедший период — не более, чем за три года, и это будет судебный процесс, где истцу придется доказывать, что он обращался к ответчику за материальной помощью и не получал ее. Приглашать свидетелей, поднимать переписку. Без грамотного адвоката не обойдешься, а это затратно, грамотный адвокат.

Необязательно состоять в разводе, чтобы требовать алиментов с родителя, уклоняющегося от содержания ребенка. Мировые судьи столько раз за день произносят фразу про обязанность родителей содержать детей согласно семейному кодексу, что языки облупили.

- На днях ездили к мамашке-должнице. Пьет, не работает, спекулирует жилплощадью, занимается проституцией; дверь выломана, заходим – спит на этой самой выломанной двери, покрытой какими-то ссаными тряпками, извиняюсь. Посоветовали взыскателю лишить ее родительских прав. А то вот такие мамашки честно заслужат себе к пятидесяти годам цирроз печени, сифилис и почечную недостаточность, и уже сами идут, подают заявления, чтобы взрослые дети им выплачивали алименты.

Вокруг детей и около денег – все производства.

- График встреч бывшего мужа с ребенком, столько часов, в такой-то день месяца, а бывшая жена не открывает ему, скажем, дверь. Оттуда, из-за двери, кричит, что ее дом – ее крепость, и пусть он катится. Он несется с участковым, составляет протокол, звонит приставу-исполнителю…

Или наоборот: бывшего мужа в судебном порядке принуждают к регулярным встречам с ребёнком, было у меня такое производство, присутствовала на паре встреч. Там девчонка круглой отличницей была, после развода вообще перестала учиться, тяжелейший стресс, мать бегала с горстями, полными ее волос – выпадали волосы на почве. А папашка тот героический исправно выплачивал алименты, а встречаться с ребенком отказывался. Ей же лучше, говорил, чтоб побыстрее меня забыла.

Мать подала иск по статье 56-й семейного кодекса — защита прав и интересов несовершеннолетнего, и выиграла дело, обязали его в среду сопровождать дочь на музыку, в пятницу – на танцы.

- Самое скучное дело за последнее время? Про окно, наверное. В судебном решении должнику указывалось заменить окно на новое, определенного качества.

Через выписанных семь штрафов должник понял, что дешевле будет все-таки – заменить.

Самое нелепое дело? Разборки между соседями всегда выглядят нелепо.

Соседи то насчет забора затеят спор с привлечением государства, то насчет стены в тамбуре – один выстроил, другой в суде опротестовал. Суд вынес решение стену снести. Пристав поручил это должнику, но взыскатель дожидаться исполнения не стал, а взял перфоратор и начал долбить стену. Должник в ярости выбежал и первым выбитым кирпичом шарахнул взыскателю по голове.

- Или другой случай: еще один взыскатель, полицейский в отставке, почему-то решил, что его соседка снизу при креплении люстры повредила плиту перекрытия. Он сначала к соседке просто так ходил. Говорил: ты своей люстрой мне прогнула пол. Соседка отмахивалась, так как не только не вешала никакой люстры, но даже и не помышляла о таком. Она тоже пенсионерка, не до люстр. Сосед подал исковое заявление. Соседке судебная повестка пришла, но она на суд не явилась, эксперта к себе не впустила – потом объясняла, что считала это соседскими «штучками», вроде как он бывший полицейский, и привлек своих «смежников». А вот и зря не пошла на судебное заседание, потому что судья решил дело в пользу истца и приговорил ответчика к устранению нарушений, которых не было изначально, я напомню.

Сейчас много говорят о том, что решение суда о принудительной госпитализации больного туберкулезом не должны исполнять судебные приставы. Это опасно. Пристава никто специально не учит, как обезопасить себя от заражения. Никто не выдает каких-то средств дезинфекции, не делает прививок.

- Есть буквально постоянные клиенты: ну не хочет он лечится, сбегает из тубдиспансера, у него из груди торчит дренажная трубка, к трубке присобачена банка. И не умирает никак, господи прости.

- Самое неприятное для меня – выселение по суду. Года четыре назад был случай: мужчина, владелец квартиры, выселял младшую сестру и бабушку. Бабушке было сильно за восемьдесят, такая старушечка. Суд первой инстанции постановил ей пользоваться квартирой до конца жизни, апелляционный суд данное решение опроверг, и состоялось выселение. Что-то у нее было с ногами, и не лезла никакая обувь из-за отеков, так внучка ей замотала ноги газетами и всунула в надрезанные резиновые сапоги; так она и ковыляла еле-еле. Где-то в деревне их согласились принять, предстоял долгий путь.

Пристав может войти в жилое помещение без согласия должника, если без этого невозможно исполнение судебного решения. Вселение, выселение, устранение препятствий: холодную воду перекрыть, газ. Если предстоит описать и арестовать имущество.

- Смешно было арестовывать кота. Должник являлся хозяином кота ценной породы – мейн-кун. Огромный такой, белый красавец.

meinkun7

Пристав прощается и уходит. Шаткой башней — окурки тонких сигарет. На каждом — алый след матовой помады. Приставу некогда, пора за стол, из-за которого он поднимется только через восемь рабочих часов. Ведь прежде всего исполнительное производство – это производство бумаги. Каждый шаг судебного пристава должен быть задокументирован; это отнимает до 90 процентов времени. Контора пишет.

Текст: Наталья Фомина
Обложка: http://fssprus.ru/

Следите за нашими публикациями в Telegram на канале «Другой город»