Моя родина - вид из окна

Как отдыхают и работают молодые архитекторы: личный опыт

 580

Автор: Максим Фёдоров

Институт «Стрелка» совместно с «ДОМ.РФ» и при поддержке Минстроя запустил в Москве программу «Архитектор. РФ». Сюда съехались 100 лучших молодых специалистов России, которые в перспективе могут стать главными архитекторами в своих городах.

Максим Федоров провел четыре дня на этом форуме в Москве:  посмотрел, как отдыхают архитекторы и видел их слезы и урбанистический рай, а еще узнал, почему в Самаре не работают по-настоящему крутые проекты благоустройства. 

Про институт «Стрелка» я знал давно. Его главная идея — обновить российские города, застрявшие в СССР. Для этого в 2013 году институт создал консалтинговое бюро, которое уже успело оживить несколько территорий.

КБ «Стрелка» обновило центр Москвы, придумало «индекс качества городской среды» для всех регионов и очистило Саратов от уродских вывесок на фасадах.

Молодые архитекторы из провинции мечтают учиться в «Стрелке» — для них это остров свободы. А мне дали шанс посмотреть на «кухню» столичной архитектуры изнутри.

День 1
Навальный, молодость и Петр I

В полдень прилетаю в Шереметьево. На такси до отеля собираю все пробки. Гул машин, жара и восточная музыка в салоне. Открываю окно. «Ваша акция не согласована. Вы нарушаете закон. Просим вас разойтись, иначе к вам будет применена физическая сила», — монотонно доносится из громкоговорителя полицейского. Мы проезжаем митинг против пенсионной реформы, который устроили сторонники Навального на Пушкинской площади.

Пока что здесь спокойно. Через полчаса люди пойдут на Кузнецкий мост и Большую Дмитровку. Ещё через полчаса их начнут избивать и задерживать. К этому времени нас заселят в «Президент Отель». Каждому журналисту подарят мерч «Стрелки», отдадут ключ от двухместного номера и расскажут о бесплатных завтраках.

Оставшийся день я провожу в номере. В шесть вечера журналистов и участников конференции собирают возле «Императорского яхт-клуба» на Москве-реке у памятника Петру I. Нам объясняют, что пресс-тур начнется с небольшой вечеринки. Каждого просят приклеить к одежде бейдж с именем, профессией и городом. Так проще знакомиться.

Кроме нас, здесь собрались 100 лучших архитекторов, урбанистов, социологов и градостроителей из 50 городов России. Среди них — четыре архитектора и градостроителя из Самары. Также здесь есть главные архитекторы Воронежской области и Краснодара —Андрей Еренков и Наташа Машталир.

Во время приветственных слов организаторов на большом экране мелькает призыв для участников конференции: «Развивай себя, развивай профессию, развивай свой город». Этому молодых архитекторов и градостроителей будут учить ещё полгода. По программе «Архитекторы. РФ» они будут кататься по России и зарубежью вплоть до декабря.

Начинается вечеринка. Я выхожу к воде. Часть архитекторов тоже здесь. Они сбились в пары либо разного вида многоугольники. Они знакомятся, много курят и смеются. Ко мне подходит Денис, архитектор из Вологды. Так написано на его бейдже. Он читает мою карточку, и его лицо растягивается в улыбке.

- Так вы из Самары. А у нас тоже «Том Сойер Фест». Правда пока только один дом реставрируем, — объясняет он свою радость.

- А почему так мало? — спрашиваю я.

- Власть сменилась. Предыдущий мэр идею фестиваля одобрил, а новый не горит желанием помогать. Только волонтеры. Раз вы журналист, напишите об этом.

Я обещаю написать. Он уходит по делам, я сажусь в стороне, чтобы сделать несколько кадров. Не успеваю — подсаживается молодой парень в кожаной куртке. На бейдже — «Михаил. Журналист. Ростов».

Мы беседуем, пока вечеринка в яхт-клубе не сворачивается. Миша уходит в отель. Архитекторы остаются болтать под боком у Петра I. Я делаю несколько кадров. Возле выхода меня ловит фотограф.

- Есть сигареты? — спрашивает.

- Закончились, — отвечаю я.

- Жаль. У нас просто ещё осталось, а самокрутки не из чего делать — все газеты про Собянина уже скурили.

Перед сном включаю телевизор. Собянин лидирует. В итоговых новостях «Первого», НТВ и «России 24» даже не упомянули про митинги против пенсионной реформы. На тумбочке возле кровати куча блокнотов и книг с надписями «Сохраняя, улучшаем» и «С чего начинается обновление».

День 2
Мэр и фантастика

Утром в том же яхт-клубе официально стартует программа «Архитекторы. РФ». Журналисты и участники разделяются: нас уводят в «Красный Октябрь», архитекторы остаются учиться.

Перед входом в здание фабрики «Красный Октябрь» нас предупреждают, что внутри — штаб наблюдателей за выборами мэра Москвы. Журналисты проходят мимо огромного экрана, где крутится 3D-модель Москвы. С огромным отрывом победил Собянин. На предпоследнем месте — привет из Самары — Михаил Дегтярев.

До вечера мы сидим на лекциях в офисе «Стрелки». Нам рассказывают про «Индекс качества городской среды» и другие работы компании. Согласно «индексу»,  состояние городской среды в Самаре «плохое». Уровень развития города — всего 41%.

День 3
«Моя улица», слезы архитектора и «Новая Москва»

- То есть, властям дают деньги, дают архитекторов, рисуют годный проект, а они отказываются. Как так? — спрашивает Оля Татарникова, журналист из Екатеринбурга.

- Я вот тоже не понимаю, — говорит директор проекта «Моя улица» бюро «Стрелка» Александра Сытникова. — Может, потому что мы назойливые. Заставляем двигаться. Они видят, что нужно делать что-то новое и говорят: «Заберите свои деньги и проекты, у нас и так хорошо».

За обедом в маленьком ресторане на Покровке мы обсуждаем, как региональные власти отказываются от благоустройства своих городов по типу проекта «Моя улица». Александра Сытникова рассказывает журналистам, что в Москве программа работает с 2016 года. За это время успели привести в человеческий вид Тверскую, Новый Арбат, Садовое кольцо и ещё несколько улиц.

Действовали, и правда, назойливо. «Когда делали Новый Арбат, подрядчик неправильно уложил плиты. Мы начали его долбать. Он, конечно, исправлять отказывался. В итоге, мы его так запрессинговали, что ненужный слой тротуара снимали бензопилой. Да, пришлось дополнительные деньги потратить. Но зато получилось идеально», — вспоминает Сытникова.

Проект «Моя улица» очень простой: расширяем тротуар, озеленяем его, убираем вывески с фасадов, на их месте делаем подсветку и возвращаем улицам исторический облик. В Москве это сработало, и теперь «Стрелка» пытается продвинуть похожую программу в регионы. Там сопротивляются.

«В Самаре от благоустройства отказались. Процесс застыл на стадии разработки проекта», — объясняет Сытникова. В Самаре хотели обновить Красноармейскую, Фрунзе, Волжский проспект, Вилоновскую, Молодогвардейскую, а еще сквер Пушкина и площадь Чапаева. Вместо обновления улиц и скверов у нас по старинке заменили асфальт и уложили новую плитку.

SONY DSC

Мы выходим на Покровский бульвар в сторону Хохловской площади. «А вы не устали отчаиваться?» — спрашивает Татарникова. Александра Сытникова отвечает: «Раньше я тратила на это много эмоций. Теперь поняла, что нужно просто пытаться заново». Я иду рядом, Сытникова поворачивается ко мне и говорит: «Самара нам по-прежнему интересна. Там история не закончена«.

Подходим к Хохловской площади, которая тоже попала в «Мою улицу». Раньше это был заброшенный овраг, где хотели построить подземную автостоянку под ТЦ. Но в 2007 году в котловане нашли фундамент стены Белого города XVI века. Строительство сразу заморозили, и пока сюда не пришла «Моя улица», заброшенный котлован собирал дождь, снег и грязь.

Овраг превратили в амфитеатр с сидушками, посадили деревья, озеленили площадь вокруг, а стену XVI века оставили открытой как экспонат. Так могли бы поступить с Хлебной площадью в Самаре и остатками древней крепости. Но у нас «своя улица».

Прогулка заканчивается, и Сытникова пытается вспомнить главные моменты «Моей улицы». Ее мысли останавливаются на дереве, которое стоит посреди амфитеатра. Она сжимает ствол, ее глаза краснеют. «В рамках проекта на одном бульваре мы высадили деревья. Пришла весна, все деревья в Москве зацвели, а наши липы нет. Так было грустно, но прошло несколько недель, и они распустились. Знаете, это настоящее счастье для любого архитектора, который занимается благоустройством пространств», — рассказывает нам Александра.

SONY DSC

Нас увозят на базу «Стрелки». Здесь снова начинаются лекции иностранцев. Второй день слушать про фантастические европейские проекты не хочется, поэтому я уезжаю повидать друга. Недавно он переехал в новостройку за МКАДом, и по дороге к нему чувствуется контраст с тем, что сегодня говорили на Хохловской площади.

Он встречает меня на улице Миклухо-Маклая. Мы едем по широкому шоссе, исторический центр сменяется однотипными высотками, исчезают тротуары, дворы становятся меньше, а машин в них больше.

Он снимает однокомнатную квартиру на 17-м этаже нового дома. Здесь строили не для людей, а ради денег, поэтому сходить некуда. Мы заполняем вечер пивом, воспоминаниями детства, домашней едой, UFS и FIFA 17 на Playstation. Когда всё это надоедает, выходим покурить на балкон.

- А тебя не смущает вид из окна? Точнее, его отсутствие? — спрашиваю.

- Да всё равно. Это дешево, и скоро везде так будет, — отвечает он.

Я уезжаю рано утром, чтобы успеть к завтраку в отеле и последним лекциям для прессы. Друг встает меня проводить. За коротким разговором узнаю, что район называется «Новая Москва». Теперь его вчерашние слова о высотках звучат как пророчество.

 День 4
Выход из депрессии

«Люди с плохим видом из окна страдают депрессией намного чаще остальных», — говорят нам на утренней лекции. Дальше журналистам рассказывают о том, как «Стрелка» помогает благоустроить провинциальные города. Это та самая программа, от которой отказались самарские власти.

Пресс-тур завершается. Журналисты и архитекторы разлетаются по своим городам. В октябре у участников программы «Архитектор. РФ» начнется второй этап — они поедут по городам России набираться опыта в благоустройстве.

«Лучшие участники образовательной программы «Архитекторы. РФ» будут рекомендованы регионам на должности главных архитекторов», — такое заявление под конец сделали организаторы. Это значит, что у молодых архитекторов Самары есть шанс сделать так, чтобы в нашем городе стали меньше страдать депрессией.

Фото — автор и Нияз Аксанов

Следите за нашими публикациями в Telegram на канале «Другой город»ВКонтакте и Facebook