ОТВЕТЫ И ВОПРОСЫ

Как развивается ситуация со строительством 17-этажек у площади Куйбышева

 1 420

Автор: Редакция

Куда пойдут учиться юные жители 17-этажек, которые планируют построить в 109-м квартале Самары? Этот вопрос редакция ДГ разослала во все профильные ведомства региона и города. Ответы вырисовываются неутешительные. Застройщики, власти и контролирующие органы рисуют собственные картины мира, оторванные от реальной ситуации и насущных социальных проблем.

Напомним, речь идёт о проекте компании «Трансгруз» по строительству жилого комплекса в границах улиц Вилоновской, Ульяновской, Садовой и Самарской. На участке в 34 тыс. кв. м планируют семь 17-этажных домов. Общая площадь новых зданий составит 83,3 тыс. кв. м, из них жилых – 45,8 тыс. кв. м. В новых квартирах должны поселиться 1145 жителей. На этой территории планируется устройство подземных паркингов на 296 машино-мест, детской площадки и встроенного дошкольного учреждения на 60 человек. Застройщик констатирует, что в квартале невозможно разместить полноценную школу, и предполагает, что дети новосёлов будут ходить в школу № 6, расположенную на прилегающей территории.

Судя по всему, Министерство социально-демографической и семейной политики Самарской области не разделяет энтузиазма строителей. Ведомство отмечает, что в настоящее время на территории исторического центра находится единственная общеобразовательная школа – МБОУ «Школа № 6 с углубленным изучением отдельных предметов им. М.В. Ломоносова».

«В связи с новой жилой застройкой территории исторического центра возрастёт численность детей дошкольного возраста и учащихся общеобразовательных учреждений», — глубокомысленно замечают специалисты министерства.

И предлагают два варианта создания социальной инфраструктуры: либо застройщик, осваивая территорию за свой счёт, возводит эти объекты сам, либо предоставляет свободные места на участке, чтобы государство самостоятельное построило школы и детские сады. При этом строительство объектов социальной сферы может осуществляться через механизм государственно-частного взаимодействия. Впрочем, судя по заявлениям представителей застройщика, ни один из этих вариантов не рассматривается «Трансгрузом» как рабочий.

Мест нет!

В региональном Управлении Роспотребнадзора нам рассказали, что школа № 6 рассчитана на обучение 700 человек в одну смену. В настоящее время там обучаются 965 детей в 34 классах, из них 672 учатся в первую смену и 293 – во вторую. По данным Роспотребнадзора, СанПиН требуют, чтобы существующие школы работали с проектной мощностью (700 человек). Если учреждение работает в две смены, ученики 1-х, 5-х, 9-х и 11-х классов должны заниматься в первую смену.

«В настоящее время школа работает в соответствии с предъявляемыми требованиями», — приходят к выводу в Роспотребнадзоре.

Ведомство не берётся прогнозировать рост числа учащихся и возможности школы после строительства нового квартала. Поэтому, чтобы примерно просчитать эти данные, обратимся к математике. Из отчёта Самарастата о численности населения следует, что в Самарской области из девяти человек один — ребёнок школьного возраста (6-17 лет). А значит, среди 1145 новых жителей квартала будет примерно 127 школьников. Это, исходя из максимальной нормы наполняемости школ, пять полных учебных классов. Причём эта статистика не учитывает жителей 33-этажки того же «Трансгруза», которая пока заселена не полностью, и другие масштабные строительные проекты в Ленинском районе.

Цифры говорят, что школа № 6 не сможет вместить всех детей, поскольку первая смена образовательного учреждения заполнена почти впритык. Узнать мнение представителей самого учебного учреждения пока не удалось, на запрос редакции в школе не ответили.

Планы по застройке исторического центра расходятся с оптимистичными декламациями чиновников, обещающих, что к 2024 году все самарские школьники будут учиться в первую смену. В подтверждение этих планов правительство сообщило о трёх новых школах, открытых в 2016 году, — в Крутых ключах, «Волгаре» и Кошках. И о трёх запланированных учреждениях — в Южном городе и двух школах в Октябрьском районе. Как это поможет разгрузить социальную инфраструктуру в историческом центре и перевести всех детей в первую смену, остаётся загадкой. Вероятно, ученикам, которых не вместит шестая школа, придётся ездить учиться в Крутые ключи.

Придержали строителей

Городские власти, похоже, тоже не испытывают восторга от предложенного 17-этажного проекта, возможно, негативная реакция общественности зародила сомнения в головах чиновников и они пока не стали утверждать проект. Как рассказал «Самарской газете» руководитель департамента градостроительства Сергей Рубаков, проект планировки 109-го квартала может быть отправлен на доработку, а потом пропущен через повторную процедуру публичных слушаний. Главный архитектор города Алексей Самарцев считает, что необходимо скорректировать этажность проекта, увеличить число парковочных мест, площадок для прогулок и продумать социальную инфраструктуру.

Заместитель спикера городской думы, председатель комитета по строительству, имущественным и земельным отношениям Игорь Рязанов добавил, что проект строительства в 109-м квартале ещё будет рассматривать комиссия по землепользованию и застройке с участием экспертов и депутатов.

«Трансгруз» идёт на памятники

В редакцию ДГ также пришел ответ Управления государственной охраны культурного наследия, разъяснившего ситуацию с памятниками в 109-м квартале. В конце 2015 года археолог Александр Вискалин, который проводил здесь разведывательные археологические работы под застройку, обнаружил памятник археологии «Культурные отложения исторического г. Самара второй половины XIX-XX вв.». В феврале 2016 года находку включили в реестр выявленных памятников.

Из ответа управления вырисовываются любопытные временные рамки, когда проводились изыскания. Открытый лист на проведение раскопок выдан региональным Министерством культуры 19 ноября 2015 года, а значит, раскопки проводились в конце ноября – декабре. Археолог Сергей Зубов считает, что этот период не подходит для проведения раскопок. Согласно позиции Института археологии РАН, проводить раскопки в зимнее время недопустимо. Что можно найти в замерзшей земле под слоем снега? В исключительных случаях для проведения зимних раскопок устанавливают тенты и тепловые пушки, чтобы создать на площадке тепличные условия. Соблюдалось ли это требование при раскопках 109-го квартала? Ответ на этот вопрос остается за Управлением госохраны, которое должно контролировать весь процесс.

Тем не менее в результате раскопок найдены разнообразные материалы: фрагменты серой (мореной) керамики, поливной керамики красного цвета, фрагменты фаянсовых тарелок и бокалов, осколки стеклянной посуды, гвозди и отпиленные концы коровьих рогов. Все находки должны быть переданы в Музейный фонд Российской Федерации. Если в ходе земляных работ будут обнаружены новые непотревоженные участки культурного слоя, археолог обязан остановить строительство и продолжить археологические изыскания. Это по закону. Как происходит на самом деле, иллюстрируют многочисленные примеры строительства на кладбищах и местах древних стоянок.

Управление госохраны не выразило обеспокоенности в связи с тем, что археологический памятник не отражён в планировочных документах, подготовленных «Трансгрузом». Хотя в проекте межевания территории прописано, что там действительно находится археологический памятник, на плане участка он не отражён. А в Проекте планировки территории (ППТ) сказано, что на этом участке не предусмотрены «границы зон планируемого размещения объектов федерального значения», хотя все археологические памятники, включая выявленные, являются объектами федерального значения.

По поводу особняка Александра Зеленко, который является памятником регионального наследия, в управлении пояснили, что охранные зоны объекта были утверждены в декабре 2014 года приказом регионального Министерства культуры. Этот проект, также разработанный «Трансгрузом», разрешает капитальное строительство вокруг памятника. В охранную зону попали лишь территория самого памятника и участок дороги перед ним. Остальная территория вокруг усадьбы вошла в «зоны регулирования застройки», где можно застраивать до 60% участка.

На проектах планировки и межевания участка нет информации о другом охраняемом объекте — флигеле усадьбы, который весной этого года усилиями жителей и общественности внесли в список выявленных объектов культурного наследия. Однако здание до сих пор не внесли в федеральный реестр памятников. В управлении госохраны сообщили, что охранные зоны этого объекта будут утверждены лишь в том случае, если объект признают памятником. Пока же территория вокруг дома никак не охраняется.

Текст: Елена Вавина